Интересно

23/01Игрушки промаркируют по возрасту: Роскачество определило критерии классификации
23/01Как «Мякиши» построили бренд детских игрушек с выручкой 300 млн рублей в год
13/0260% семей с маленькими детьми имеют кредиты
28/01Почему бренд детской одежды «Сhoupette» усиливает меры по соблюдению стандартов ESG
05/02«Яндекс Маркет»: спрос на товары с персонажами российских мультфильмов удвоился
09/02Большое интервью с главой «Союзмультфильма» о развитии отечественной анимации
07/02Петербургская сеть «Вотоня» будет расширяться по франшизе
12/02«Fresh Trend» о Spielwarenmesse: обзор выставки и тренды на рынке игрушек
09/02Школьники штурмуют маркетплейсы: названы самые популярные площадки
19/02Кейс от бренда детской одежды Choupette: как выйти на международный уровень
29/01Как молочный король спас «Смешариков» и что им не дало выйти на международный уровень
09/02Производители игрушек на Юге: ГОСТ от Роскачества не решит проблемы отрасли
07/02Gulliver активно осваивает новые рынки, смотрит на Восток и планирует заняться развитием бренда для новорожденных
05/02Чем моложе родители, тем больше внимания они уделяют регулированию интернет-активности своих детей - исследование

Большое интервью с главой «Союзмультфильма» о развитии отечественной анимации

Печать E-mail
09-02-2024 09:23 | RDT-INFO.RU

Генеральный директор легендарной отечественной киностудии анимационных фильмов Борис Машковцев дал большое интервью.

Глава «Союзмультфильма» о развитии отечественной анимации 

"Союзмультфильм" — старейшая киностудия по производству мультипликационных фильмов в России. За 87 лет существования студией было создано более полутора тысяч мультфильмов в самых разных жанрах и художественных техниках, многие из которых вошли в "золотой фонд" мировой анимационной классики и получили более четырехсот международных фестивальных призов и наград. О состоянии российской анимации сейчас, региональных мультипликационных студиях, дальнейших планах "Союзмультфильма" по развитию и экспорту картин и многом другом в обстоятельной и откровенной беседе рассказал корр. ИА PrimaMedia генеральный директор студии Борис Машковцев.

— Расскажите о цели своего визита во Владивосток?

— Я приехал, чтобы представить фильм студии "ТриТэ" Никиты Михалкова — "Бременские музыканты" (6+), партнерами которого являются "Союзмультфильм" и Сбер. В общем, это первое знакомство зрителей с картиной.

Очень надеюсь на успех. Мне кажется, что это одна из любимых историй для зрителей уже нескольких поколений. До этого ее прославил мультфильм Инессы Ковалевской с прекрасными песнями Геннадия Гладкова и Юрия Энтина. Фильм, который сейчас снял режиссер Алексей Нужный — это не повтор, а свежая история, но обращающаяся к тем же персонажам, к тому же музыкальному материалу, но уже в исполнении современных артистов. Я надеюсь, что кино понравится и детям, так как это новая форма для классической истории, и взрослым, потому что они почувствуют некоторые отсылки к собственному детству. Кино, при этом, снято современно с большим количеством эффектов и с очень интересным дизайном персонажей. В нем каждый увидит для себя что-то новое.

— Как вы оцениваете 2023 год для российской полнометражной анимации?

— На самом деле, пока что по статистике, у нас самый успешный год в истории российской анимации — 2022-й. Тогда, с точки зрения кинотеатрального проката, в свет вышло самое большое количество полнометражных лент за год.

По 2023 году мы еще не подбивали статистику, но уже наблюдаем, что анимация сейчас в кинопрокате стала чувствовать себя свободнее — мы можем ставить фильмы, так называемым "длинным экраном". До 2019 года индустрия находилась в состоянии постоянного цейтнота — каждую неделю выходило по семь, а то и более релизов. Так получалось, что каждый фильм не успевал достойное количество времени простоять на экранах. Часть зрителей просто не успевала даже дойти до кинотеатра, а фильм уже снимался с проката.

Для детского-семейного кино, этот фактор более длительного показа — очень важный момент. Мы видим, как "длинные окна" позволили российскому кино сейчас собирать кассу. Больше, чем было до пандемии и до периода санкций. Кроме того, мы увидели, что кинотеатры стали более посещаемы именно детско-семейной аудиторией, на которую, в основном, и ориентирована современная российская анимация. А для аниматоров — это, соответственно, новые возможности.

— А для "Союзмультфильма"? Удалось ли реализовать в жизнь то, что было запланировано на 2023 год?

— На самом деле "Союзмультфильм" может позволить себе жить долгосрочными целями. Мы строим планы на несколько лет вперед, и этот год оказался вполне успешным для нас. Наше сериальное производство сейчас развивается ритмично, в портфеле порядка 20 проектов. Помимо этого, совместно с коллегами из студии Magic Factory мы сейчас завершаем производство полнометражного фильма, сделанного на движке Unreal Engine — "Формула воды" (6+). Однако зрителям придется подождать, так как в прокат лента выйдет только летом. Пока же совместно со Сбером перед Новым годом студия выпустила праздничную короткометражку, которая в этот раз посвящена принцессам из вселенной "Союзмультфильма" — для нас это определенный творческий эксперимент. Также у нас совместно с высшим учебным заведением "Синергия", открылся первый региональный колледж в Якутске — это значит, что мы начали реализовывать планы по развитию анимационного образования в регионах. Так что, есть что вспомнить.

“Союзмультфильм” открыл обучение по направлению “Специалист по анимации и анимационному кино” на базе колледжа цифровых профессий университета “Синергия” в городе Якутск. Поступить могут выпускники 9-х и 11-х классов.

— А почему именно с "Синергией" возникло ваше сотрудничество? Расскажите подробнее об образовательной программе.

— В первую очередь, потому что у нас сложилось органическое партнерство. Партнерство — это стечение обстоятельств и совпадение мировоззрений. И мы почувствовали, что мы с "Синергией" одинаково видим задачу образования в нашей сфере. Университет смог дать нам нужную механику, объяснить, как работает образовательная машина, а мы смогли дать смысловое наполнение — учебные программы, специалистов, готовых преподавать достаточно специфический предмет. Мы, видимо, одновременно почувствовали потребность в этой специальности и со стороны отрасли, и со стороны будущих студентов, которые себя ищут и, в том числе, готовы учиться быть художниками анимационного кино. Скажем так, например, родителям хочется, чтобы система образования была безопасной, в том смысле, что им хотелось бы, чтобы ребенок после обучения мог трудоустроиться. Этот симбиоз между учебным заведением и студией позволяет выстроить логичную и безопасную модель карьерного роста, где университет может обеспечить приток желающих в отрасль, а студия может показать, в какую сторону студенту стоит идти.

Цель образования в любой отрасли — дать возможность новому поколению самореализоваться, а поскольку сейчас мы говорим о творческой профессии, о креативной индустрии, которая является одной из быстрорастущих сфер экономики во всем мире и в России, в том числе, то, наверное, здесь мы можем говорить о потенциальной истории успеха.

— Как вы думаете, какие проекты за прошедший год были наиболее успешными для студии?

— Я думаю, что нужно начать с успеха проекта "Чебурашка" (6+), который был создан кинокомпанией Yellow Black and White и режиссером Дмитрием Дьяченко. "Союзмультфильм" выступил партнером в этом проекте. Этот феномен продемонстрировал верность гипотезы, что анимационные персонажи из прошлого не стареют. Если найти интересную форму, то персонаж снова становится актуальным для широкой аудитории. Это самое значимое событие, которое произошло. Успех "Чебурашки" в таком масштабе был непрогнозируемым, потому что до этого никогда не было таких прецедентов.

— Получается, что "Чебурашка" продемонстрировал, что публика сейчас требует семейного кино?

— Получается, так. Если мы посмотрим, в целом, на то, как себя чувствовал российский кинопрокат в этом году, то мы увидим сдвиг в сторону семейного кино. Для "Союзмультфильма" это достаточно важный фактор. Значит предположение о том, что те проекты, которые мы уже запустили в производство в надежде, что через год-два они выйдут в кинотеатры и привлекут семейную аудиторию — верно.

Если говорить об успешных проектах для студии, то, наверное, хотел бы отметить рейтинги наших новых сериалов. Под "новыми" я в данном случае подразумеваю те, где мы создавали вселенные с нуля. Это и рейтинги, рассчитанной на дошкольников "Оранжевой коровы" (0+), и рейтинги сериала для более старшей аудитории — "Приключения Пети и Волка" (12+), который сейчас очень хорошо пошел на канале 2x2. Значимым событием стало и то, что в этом году Минкультуры России поддержал в качестве стартапов два сериала, рассчитанных на подростков, то есть, на ту аудиторию, с которой у нас очень мало опыта работы в стране, и с которой обязательно нужно коммуницировать

— А есть ли те проекты, которые не оправдали возложенных на них ожиданий?

— Пожалуй, нет. Когда мы выбираем проекты для запуска, на самом деле мы испытываем идею на прочность очень серьезно. Обычно на разработку уходят месяцы. Поэтому понятно, что какие-то проекты становятся более масскультовыми, а какие-то — более нишевыми, но так, чтобы мы, сделав какой-то фильм, посчитали, что мы промахнулись, что фильм провалился — такого, к счастью, не произошло.

— Сейчас вы делаете шаги в сторону игровой индустрии. В первую очередь, я говорю об анонсе семи мобильных игр с "КБ Продакшн". Расскажите о том, почему вы, в принципе, решили выбрать такой путь?

Киностудия "Союзмультфильм" и разработчик видеоигр "КБ Продакшн" договорились о партнерстве при разработке семи мобильных игр, в которые будут интегрированы персонажи киностудии.

— На самом деле, когда персонажи в компьютерных играх выглядят точно также, как они выглядят на экране и некоторые технологии даже совпадают — это абсолютная органика. Основная разница заключается в том, что в игре персонажи и пользователи могут взаимодействовать — это то, на что не способен кинематограф. Тем более, когда мы говорим о детском контенте, возможность интерактива — очень важная сущность. Если раньше мы добивались этого с помощью различных шоу ростовых кукол и тому подобных, то сейчас мы можем находиться в постоянном интерактиве с детьми. Кроме того, то, что для нас делает "КБ Продакшн" — развивающие игры. Это тоже важный момент, потому что во все дошкольные проекты мы закладываем развивающую составляющую, но то, как она работает в монологе, когда мы вещаем с экрана телевизора или компьютера и то, как развитие ребенка происходит во взаимодействии с персонажами — это две совершенно разные механики. Очень важно, что они могут друг друга дополнять. Очень приятно, что этот проект поддержал Институт развития интернета, что эксперты со стороны тоже посчитали, что это и полезный, и интересный контент для детей.

— А как в дальнейшем "Союзмультфильм" будет развивать игровую отрасль?

— Сейчас мы надеемся, что в игровую вселенную превратится вселенная "Формулы воды", но то, что мы делаем сейчас — это, наверное, первые наши шаги в сторону игровой индустрии. Я очень рассчитываю на дальнейшее развитие этого проекта. Ну вот, кстати, из совсем свежего — персонажи из "Простоквашино" (0+) появились в Roblox (12+). Сейчас мы испытываем разные подходы к игровой индустрии. Думаю, что со временем это будет развиваться все более и более заметно.

— Видно, что сейчас детского кино стало значительно больше, увеличилось госфинансирование. Теперь некоторые картины не только занимают хит-парады, но становятся кассовыми. Можете профессионально оценить изменения в сфере детского кино?

— У детского кино есть одно свойство, с которым ничего нельзя поделать — детское кино должно быть очень дорогим. Это обусловлено тем, что детям нужна сказка. Даже когда мы говорим о кино, в котором есть какая-то социальная составляющая, а в хорошем детском кино она обязательно есть, обязательно должно быть и то, что ребенка удивит. Мы прекрасно понимаем, что современные дети насмотрены, очень эрудированы, они уже видели все в этой жизни, хотя и сама жизнь только начинается. Ощущение сказочности — это то, что всегда обходится дорого создателям. Нужно понимать, что это работа не ради того, чтобы превратить кино в бизнес, а для того, чтобы воспитать новое поколение людей. То есть, перед детским кино стоит, в первую очередь, социальная задача. Пока государство не способно было заметно включиться в софинансирование детского кино, оно само по себе не могло развиваться. Появлялись интересные картины, но эти картины были в чистом виде в жанрах классической драмы или комедии, в которых отсутствовал тот самый сказочный антураж — и именно это не позволяло фильмам пробиться в прокат. В этот момент включились, как раз-таки, уже жесткие правила рыночной экономики. Нет аттракциона — нет проката.

Теперь эта задача начала решаться. И в том числе мы видим, что происходит, когда выходит тот же самый "Чебурашка", где разыграна социальная драма, но появление одного сказочного персонажа превращает фильм из просто драматического в аттракцион, и на него приходят зрители. Это серьёзное изменение, которое произошло и, кроме прочего, оно связано с тем, что перестроилась методика софинансирования кино со стороны государства.

Сейчас и детское кино, и анимация выделены в отдельные конкурсы в Фонде кино. Кроме того, достаточно серьезное изменение отношения к контенту для детско-семейного просмотра мы почувствовали со стороны онлайн-платформ — это случилось в период пандемии.

Вся детская аудитория оказалась запертой дома на какое-то время, и в этот момент времени, и в этот момент онлайн-платформы поняли, на что нужно делать ставку, и начали активно взаимодействовать и с анимационными проектами для детей и про детей.

— Как вы оцениваете уровень российской анимации с точки зрения мировых тенденций и технологий?

— Если говорить про сериалы, то, мне кажется, что в дошкольном сегменте мы уже являемся экспертами мирового уровня. Когда 20 лет назад стала появляться культура дошкольных сериалов, то она появлялась в условиях абсолютной конкуренции с зарубежными проектами. Поэтому перетянуть внимание детей можно было, только делая контент по качеству не хуже зарубежных проектов, а желательно, если даже не лучше в техническом плане, то на более актуальные темы. Мне кажется, что мы добились этого результата. Дальнейший рост этой индустрии останавливает только размер рынка нашей зрительской аудитории и размер рынка труда, который не позволяет нам масштабировать производство.

В дошкольном сегменте мы делаем кино абсолютно мирового уровня, наши фильмы экспортируются зарубеж. Конечно, в экспорте мы занимаем все еще небольшой процент в мировых масштабах, но это точно точка роста.

Если говорить о подростковом контенте, то там ситуация строго обратная. Из-за того, что мы пока что не можем найти рыночную модель экономики, культура сериалов для подростков у нас практически не развивается. По крайней мере, большие студии пока что не рискуют заходить в этот сегмент. Вроде бы и хочется, и колется. Мы не понимаем, как говорить с подростками на интересующие их темы, не понимаем, как без рисков войти в эту новую воду.

— Как можно разрешить эту проблему с подростковым кино?

— Она разрешится только опытом. Если мы начнем снимать подобное кино, то рано или поздно поймем, как вести этот диалог. Кино — это нарративное искусство, то есть, всегда есть какая-то история. Начнешь рассказывать истории и только тогда со временем понимаешь, как это делать интересно. Пока что мы не имеем такого опыта, и сейчас я не могу представить, как вести диалог с подростками. Если они смотрят аниме, то тут дело не только в эстетике мультфильмов, а в том, что японские кинематографисты научились говорить с подростками на интересующие их темы. Зачастую они делают это в такой форме, которая шокирует взрослых, но зато подростки понимают то, о чем с ними говорят, а главное — зачем.

— Как вы планируете расширять географию дистрибуции и продажи мультфильмов "Союзмультфильма" за пределами России?

— На самом деле с 2017 года, с момента старта нового этапа развития киностудии сразу закладывалась возможность экспорта мультфильмов. Мы понимали, что придется выбирать: делать кино более универсальное или более внутрироссийское. Конечно, миссия "Союзмультфильма" в том, чтобы в первую очередь, соблюсти интересы российской аудитории. При этом, у многих наших проектов достаточно универсальные мультвселенные. Сказочные миры этим и хороши — они не привязаны к быту какой-то конкретной страны, и зритель заранее понимает, что с ним будут говорить в формате сказки. В любом возрасте дети ищут ответы на одни и те же вопросы, но в разных странах родители дают на них разные ответы. Так вот, на практике выясняется, что те ответы, которые предлагаем мы, большей части детей интересны и понятны.

К примеру, есть вселенная "Простоквашино" (0+) — она построена на российском быте. Вряд ли это будет популярно за рубежом, но мы точно понимаем, что эти сюжеты откликнутся здесь — значит, надо делать. В то же время история того же самого "Ну, погоди!" (0+) абсолютно универсальна, поскольку тандем двух клоунов — это то, что понимает весь мир. Или же, если взять "Умку" (0+), то это история про экологию, про взаимоотношения животных и людей. А значит, она будет интересна во всем мире, тематически — это тренд, но, при этом, в "Умке" есть гигантский пласт нашей внутренней культуры, в данном случае — северных народов. Таким образом мы понимаем, что можем познакомить и отечественную широкую аудиторию, и международную аудиторию с народной культурой. И в этом, одновременно есть и сказка, и экзотика, и познание.

При этом существуют проекты, которые изначально делались для универсальной аудитории — это и "Оранжевая корова" (0+), и "Зебра в клеточку" (0+), и "ЛудлВилль" (0+). Это разработанные с нуля мультвселенные, ориентированные на социализацию детей. Они и по дизайну, и по манере повествования будут одинаково комфортно ощущаться для всех аудиторий.

Другое дело, что на фоне санкций нам пришлось сместить фокус с европейских рынков на рынки других стран — это Юго-Восточная Азия, Средняя Азия, Латинская Америка, Африка. Уже сейчас у "Союзмультфильма" заключен целый ряд сделок с азиатскими странами, Ближним Востоком. Одновременно ведем активные переговоры с коллегами из КНР, есть договор с дистрибьютором из Латинской Америки. В целом, география наших сделок сейчас охватывает 80 стран.

— А как вы отслеживаете "свою" аудиторию, для которой запускаете проекты? Как менялась эта аудитория с 2017 года?

— Достаточно регулярно социологи снимают мерку со зрителей. Узнают, какие фильмы они смотрят, каких персонажей знают родители, а каких — их дети. Тут видна разница во вкусах. Нам всегда приходится это учитывать, потому что наша миссия — работать, конечно, для детей, но поскольку ребенок идет всегда в паре с родителем, то нам очень важно быть правильно понятыми и взрослыми. Зачастую диалог с родителями нам приходится выстраивать за пределами пространства самих фильмов, чтобы объяснить им, почему мы предлагаем их детям именно такие фильмы, а не другие. За эти 5–6 лет мы почувствовали изменение отношения зрителя к студии от недоверия к лояльности.

Дело в том, что у каждого взрослого есть свой собственный стереотип относительно "Союзмультфильма". Мы находились все время в дуальной ситуации: с одной стороны, все радуются тому, что "Союзмультфильм" существует и что-то делает, а с другой — на нас накладывается чуть больше ответственности, чем на другие студии, потому что каждый пережил уже свой собственный "Союзмультфильм" и хочет, чтобы сейчас было не хуже.

Мы чувствуем большую потребность зрителей в общении с персонажами за пределами экрана. В Москве и Казани у нас есть тематические парки, и мы видим стопроцентную заполняемость на протяжении всего года. Всем хочется какого-то осознанного времяпровождения, и вот, как раз, на этих оффлайновых площадках интересы детей и родителей чаще совпадают, чем при смотрении современного детского контента. Активности в оффлайне зачастую оказываются более универсальными: у родителей просыпается внутренний ребенок, а дети получают новый опыт в общении с нашими вселенными.

Мне очень приятно, что мы выполняем серьезную культурологическую функцию, которой у других студий нет в силу того, что они не накопили такого жизненного опыта. Есть те студии, которые существуют по 25 и по 30 лет, но их достаточно мало. И 25–30 лет все равно, при всем уважении к коллегам, по количеству накопленного историзма несопоставимы с возрастом 87 лет. Мы серьезно занимаемся изучением истории студии, у нас работают профессиональные историки и киноведы. Это позволяет нам заниматься выставочными проектами. Например, в этом году в Москве была гигантская выставка, посвященная не просто "Союзмультфильму", а 110-летию российского анимационного кино. И, опять-таки, "Союзмультфильм", являясь самой старой анимационной студией в стране, был принципиально важным соучастником этой экспозиции. Такие проекты, по мере возможности, мы стараемся выносить за пределы Москвы, чтобы другие города тоже могли приобщиться к истории. И, собственно, в прошлом году у нас такой опыт был во Владивостоке. В музее имени В. К. Арсеньева была грандиозная по масштабам выставка, посвященная уже в чистом виде истории "Союзмультфильма". Ее посетило более 40 000 человек за полгода. Для нас это тоже очень важная часть аудитории, которая интересуется анимацией как серьезным видом искусства.

— А есть ли географические предпочтения у жителей нашей страны? Например, что-то больше смотрят на востоке, а что-то на западе

— Такой сегментации по регионам мы пока не делаем. Этот замер, я думаю, был бы очень важен для региональных студий, чтобы понимать как проект воспринимает местная аудитория, а как аудитория федерального масштаба.

— На данный момент на Дальнем Востоке есть свои мультипликационные студии. Что вы думаете о них? И есть ли какие-то взаимодействия у "Союзмультфильма" с ними?

— Мы стали интересоваться регионами не только как студия, которая производит кино для зрителей и хочет их понять, но и как студия, которая ищет себе студии-партнеры в регионах. Мы предчувствуем, что у нас должен наступить кадровый голод на индустриальных студиях, которые уже существуют. На мой взгляд решать эту проблему нужно именно через развитие региональных студий, которые будут давать возможность распределить работу, и которые со временем будут предлагать собственные хорошие идеи. Поэтому мы уже лет пять работаем с регионами. Есть те, у которых сформировался собственный запрос на сотрудничество.

Сейчас мы видим три составляющие, которые нужны для того, чтобы в каком-то конкретном городе или крае появился свой анимационный бизнес.

Первая — культурологические проекты. То есть, нужно просто привозить какие-то необычные фильмы, развивать фестивальные форматы, организовывать визиты звезд мультипликации для того, чтобы аудитория могла с ними пообщаться, посмотреть на них вживую.
Вторая — это развитие профильного образования, потому что наша профессия является высокотехнологичной. Нужно обязательно учиться. Причем нужно, чтобы люди учились по одним и тем же индустриальным стандартам. Это необходимо не для того, чтобы все кино было одинаковым, а для того, чтобы технологии понимались всеми одинаково. Это позволит распределять работу между студиями.
Третья — это появление местных продюсеров и создание регионами для этих продюсеров льготных условий. На старте точно нужно помочь льготами, субсидиями, построить технопарк, который будет уже технически укомплектован, чтобы продюсеры сразу могли начинать работать с проектами, не затрачивая и так небольшие ресурсы, которые у них есть на старте, чтобы закупить оборудование и программное обеспечение.

Если брать опыт Дальнего Востока, то сейчас у нас идет активное сотрудничество с Хабаровском, где есть студии "Мечталёт" и "Зелёные камнеежки". Хабаровск, кстати, уже не первый год проводит в регионе ставший уже значимым для страны фестиваль "Анимур". Есть Якутия, где мы сейчас открыли колледж. Там очень много желающих заняться анимационным кино или перепрофилироваться. В то же время во Владивостоке у нас случился замечательный опыт выставочного проекта. В дальнейшем мы будем думать, какие еще можно культурологические активности здесь проводить, в ожидании, что спустя какое-то время подтянутся и местные продюсеры, которые захотят заняться анимационным кино как профессиональной деятельностью.

— Как вы оцениваете ситуацию с современной российской анимацией?

— Начнем с хорошего. Мы проделали действительно гигантский путь за эти 20 лет рождения нового анимационного кино в России. Получается, что мы пережили несколько эпох. Анимационный кинематограф был еще в царской России, но он существовал по определенному принципу, это были скорее такие опыты мастеров-одиночек. Потом был период 20-30-х гг. Советского Союза, и это уже другой принцип: в 1936 году появляется "Союзмультфильм", и в это же время начинают формироваться первые индустриальные студии. В 1940 году появляется первый факультет анимации на базе ВГИКа, а с ним и отечественная школа анимации. Потом после периода расцвета наступают 90-е годы: в это время начинают появляться частные студии, но рушатся индустриальные. И вот где-то в 2003–2005 году новые частные студии уже постепенно ориентируются на реальное производство. Здесь же появляется гипотеза — если придумывать собственные вселенные и превращать их в бренды, то через кино можно рассказывать истории, а доходы извлекать из продажи лицензий на разработку различных товаров с образами наших персонажей. Именно поэтому сейчас для нас одной из болевых точек является пиратство, потому что оно лишает нас возможности возместить расходы на кинопроекты, которые мы произвели.

На сегодняшний день мы пришли к тому, что эта модель заработала и сложилась. Мы научились производить качественное кино, а наши партнеры научились создавать качественные продукты. Теперь основная амбиция для нас — производить качественные полнометражные фильмы. Прошлый год для меня был показательным не только по количеству анимационных отечественных фильмов, которые вышли в кинотеатрах, но и по качеству проектов — оно явно выросло.

Студии, которые сейчас производят полный метр, уже прошли достаточно большой творческий путь, они уже получили необходимый опыт и ресурс для того, чтобы поднять качество фильмов на новую ступень. Мне кажется, что сейчас у нас есть релизы, которые полностью соответствуют европейской планке.

Но есть и не очень хорошие моменты. Мы, очевидно, доказали, что мы эксперты в области кино для дошкольников, но, при этом сами себя зажали в узкие рамки. На рынке дошкольного контента нам уже становится тяжеловато. Если раньше мы его развивали и наполняли фильмами, то сейчас чувствуем, что "тремся локтями", при этом пустует ниша подростковых фильмов. Кроме того, происходит неприятная для нас вещь, которая является объективной реальностью — мы прожили тот период, когда поколение дошкольников было вершиной демографической волны. Эти дети выросли и стали подростками, поэтому дошкольный сегмент, соответственно, может войти в состояние некоторого спада. А даже несколько процентов такого спада могут означать достаточно серьезные потери в аудитории. Что делать с этим, мы пока не особо представляем, как и то, к каким последствиям это может привести. Но стараемся работать на два шага вперед

— Ранее вы говорили, что пришли в анимацию, потому что это своебазный "мир без границ". Насколько справедливо это утверждение сейчас?

— Я думаю, что это утверждение справедливо всегда. Когда мы делали выставку к 110-летию анимации, я впервые увидел то, что как зритель не замечал никогда. Я понял, что в послевоенные годы "Союзмультфильм" сделал одну фантастическую вещь — он выпустил плеяду фильмов по сказкам — тогда вышли проекты "Конёк-Горбунок", "Аленький цветочек", "Сказка о царе Салтане". Это были проекты, исследующие эстетику русской сказки, и одновременно с ними вышли экранизации зарубежных сказок — появляется "Снежная королева", "Золотая антилопа", "Рикки-Тикки-Тави". То есть, "Союзмультфильм" позволил зрителям путешествовать по всему миру через свое творчество. При этом, самим кинематографистам в стране, которая экономически пострадала от Великой Отечественной Войны, выехать реально за рубеж было просто невозможно. И "Союзмультфильм" фактически подарил эту возможность путешествовать детям и взрослым по всему миру. Это была очень серьёзная работа по исследованию культур других стран, и они достаточно интересно переданы в анимации — стилизованы и достаточно достоверны.

— В завершении нашего диалога поделитесь дальнейшими планами: каких целей планируете достигнуть в ближайшие годы? В каких стратегических направлениях работать?

— Стратегически сейчас мы планируем заниматься развитием контента для подростковой аудитории, выходом на системной основе полнометражных анимационных фильмов в кинопрокат, развитием парков и детских клубов еще в нескольких регионах, масштабным запуском системы образования в регионах и, конечно, выходом на экспорт.

Источник: «PrimaMedia»

Выбор редактора:

 

Читайте также

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
Перейти: Каталог брендов

Обзор новинок

News image27/02 | ПОЛЕСЬЕ
«Полесье» выпустил новые модели инерционных машин, которые легко помещаются в детской руке
News image19/02 | ДЕСЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
В ассортименте «Десятого королевства» появились занимательные классические пазлы из древесного материала
News image13/02 | ПОЛЕСЬЕ
«Полесье» выпустил новые наборы для детского творчества «Оранжевая корова» и «Самоцветы»
News image07/02 | ПОЛЕСЬЕ
В ассортименте «Полесье» появились новые игрушки: Самолёт, Танк и Вертолет серии «Штурм»
News image02/02 | ПОЛЕСЬЕ
«Полесье» дополнил серию «Помощница» игровыми наборами «Утюжок»
News image30/01 | ООО Стеллар
«Стеллар» выпустил кубики-трансформеры «Спецтехника»
News image29/01 | ПОЛЕСЬЕ
«Полесье» выпустил серию игрушечной спецтехники по лицензии Минского автомобильного завода МАЗ
News image29/01 | ООО РОКСИ
Новый дизайн посуды «Три кота» от ROXY-KIDS – яркий набор в коллаборации с любимым мультфильмом!
News image24/01 | ПОЛЕСЬЕ
«Полесье» пополнил ассортимент новыми конструкторами «Классик-Мозаика» 350 элементов
рассылка на e-mail|разместить
Перейти: Новинки
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2024 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.