АНОНСЫ / ЭКСПО-НОВОСТИ

23/06Открытие выставок «Детство» и «Детская мода» в Казахстане состоится 17 августа
17/03Организаторы подвели итоги отраслевых выставок «Kids Russia 2022» и «Licensing World Russia 2022»
10/03Итоги «CJF – Детская мода-2022. Весна»: выставка прошла чрезвычайно успешно
03/03Новые точки роста и поиск возможностей: подведены итоги второго дня работы выставки «Kids Russia 2022 & Licensing World Russia 2022»
02/03Продуктивный старт выставки «Kids Russia 2022 & Licensing World Russia 2022»
01/03В Москве начали свою работу отраслевые выставки «Kids Russia 2022» и «Licensing World Russia 2022»
28/02Выставка "Мосшуз-2022" открылась: все экспоненты на месте, посетители изучают товар
28/0228 февраля начинает работу выставка «Мосшуз-2022»: бренды представят широкий ассортимент детской обуви
28/02«Рынок не стоит на месте»: Производители детской одежды представили свои товары на выставке «CJF – Детская мода-2022. Весна»
24/02«CJF – Детcкая мода-2022. Весна»: Участники семинара обсудили правила усиления эффективной работы детского магазина
рассылка на e-mail

Эксперт о том, как адаптируются производители детского контента, как ищут новые каналы взаимодействия с целевой аудиторией

Печать E-mail
12-04-2022 09:06 | RDT-INFO.RU

«Есть ли альтернативы YouTube в России?» Об этом «Вестник лицензионного рынка» поговорил с директором по развитию компании «Первый проект» Владимиром Набатовым. Владимир начал заниматься медиа-бизнесом в 2009 году в компании «Икс-Медиа Диджитал», в 2014 году стал соучредителем компании «Первый Проект», YouTube-каналы которой сейчас генерируют более 2 млрд просмотров в месяц. Является продюсером проектов «Грузовичок Лева», «Машинки Мокас», «Совенок Хопхоп», с 2022 года — соучредитель детского телеканала "Лева».

Первый проект - Владимир Набатов

Эксперт рассказал, как изменились доходы «Первого проекта» в связи с отменой монетизации YouTube в России и почему монетизация частично осталась; почему российские зрители будут продолжать пользоваться платформой через VPN в случае ее блокировки; как закрытие YouTube дважды переживала Турция и почему YouTube будет технически просто оставить доступ для российских пользователей, несмотря на возможные действия со стороны Роскомнадзора; а также почему российские студии могут зарабатывать на экспорте контента зарубеж даже в условиях санкций и кто из зарубежных зрителей и дистрибьюторов байкотирует российский контент, а кто не изменил к нему отношения.

— Владимир, как с отменой монетизации изменились доходы вашей компании на YouTube?

— Монетизация ушла из российского YouTube, но осталась в зарубежном сегменте. Нужно понимать, что за рубежом проживает большое количество русскоязычного населения, плюс после февральских событий из страны уехало довольно много людей. Если говорить о наших цифрах, то по нашим YouTube-каналам 50% монетизации приходилось на Россию, около 15% на страны СНГ и 30% на США и Европу. То есть порядка 40-50% монетизации у нас осталось.

— Если YouTube в нашей стране закроют, сколько российских зрителей у него останется?

— Думаю, Google приложит все усилия, чтобы блокировки не произошло. В отличие от Meta (1), Google идет навстречу российским властям. Если это произойдет, то, по опыту Facebook (2) и Instagram (3), около 50% аудитории YouTube в России должно остаться. Пользователи, которые не захотят терять доступ к YouTube, будут пользоваться VPN, аудитория размоется по множеству стран, и будет сложно опрелелить, кто из них российские зрители и сколько их.

Вообще я считаю, что гипотетическое отключение YouTube побудит многих россиян пользоваться VPN-сервисами — все-таки YouTube является значимым источником потребления контента в нашей стране, и люди вряд ли захотят с ним расставаться. Это будет большей потерей, чем утрата аккаунтов в Facebook (4) и Instagram (5). Дело в том, что в плане удобства просмотра контента YouTube сложно найти замену, ВКонтакте и Telegram здесь не смогут составить конкуренции. Думаю, если произойдет блокировка, сначала мы увидим отток аудитории из России, но потом часть ее вернется, так как не найдет достойной альтернативы. В итоге, полагаю, 60-70% российских зрителей все-таки останутся на YouTube.

— Дети часто смотрят YouTube на Smart TV, но установить VPN на телевизор намного сложнее, чем на телефон. Будет ли это причиной отказа от YouTube?

— Могу рассказать об опыте Турции, там YouTube блокировали два раза. В 2010 году, до эпохи мобильного интернета, когда все еще пользовались YouTube на десктопе, обойти блокировку было практически невозможно — нужно было устанавливать VPN или менять DNS. Тогда мы увидели колоссальное падение трафика на наши каналы из Турции, он почти обнулился. А вот во времена второй блокировки, в 2015-2016 году около 85-90% пользователей в Турции уже смотрело YouTube со смартфона. В мобильном приложении изменить конфигурацию DNS для разработчика не составляет труда, что и было сделано, и жители Турции легко пользовались YouTube. Что касается Smart TV, то здесь также, при желании и воле со стороны Google, можно оставить доступ для территории РФ. Ну и стоит вспомнить блокировку Telegram, во время которой сервис продолжал оставаться доступным, так как мессенджер это технически реализовал.

— При самом благополучном варианте развития событий YouTube не заблокируют, но монетизация ведь не вернется. Как в этих условиях смогут работать российские правообладатели?

— С этой точки зрения всех правообладателей можно разделить на две группы. Для первой группы — компаний, производящих контент для телеканалов, по сути, ничего не изменится. Мы видим, что на всех крупных детских каналах публикация нового контента продолжаются, никакого сворачивания активности мы не наблюдаем.

А вот для второй группы — блогеров и небольших креативных команд, создащих контент для цифровых платформ и в том числе для YouTube, упадет качество. За последние пять-шесть лет качество контента, производимого небольшими компаниями, сильно выросло, от уровня «продакшен на коленке», до контента, который по картинке и содержанию не многим уступает продукту от телеканалов. На поддержание мини-продакшена понадобятся ресурсы, но если доходы от YouTube ополовинятся, делать это будет сложнее. Тем не менее, у производителей контента для цифровых платформ останутся дополнительные источники монетизации — брендированный контент и рекламные интегации, которые сохранятся несмотря на то, что многие компании сейчас порезали рекламные бюджеты. Например, на днях у Влада А4 вышла интеграция с БургерКингом. Если резюмировать, то в средне- и долгосрочной перспектве мы увидим понижение качества контента небольших продакшенов. Не будет супермасштабных и супердорогих проектов, которые делаются только для YouTube, но произойдет оптимизация команд и уменьшение бюджетов.

— А в анимации рекламные интеграции продолжатся?

— Думаю, здесь возникнут новые форматы. Например, пре-роллы, которые можно давать до серии мультфильма. К таким форматам уже сейчас мы видим интерес правообладателей. Конечно, здесь есть определенные ограничения по геолокации — преролл придется показывать всем зрителям, независимо от их местоположения, что скажется на снижении стоимости этих интеграций. И тем не менее, за счет больших охватов YouTube это позволит производителям покрыть часть расходов на производство контента.

— Если для YouTube все-таки можно альтернативу, что это могут быть за платформы?

— Для детского контента VOD-платформы — очень серьезные игроки. Эти площадки — большой источник доходов для российских производителей контента, который неплохо заменяют YouTube, если говорить об эксклюзивных сделках с VOD. С одной площадкой, которая покрывает все затраты, работать проще, но эта история закончилась задолго до февраля 2022 года. Но и в плане популяризации контента и доступа к аудитории VOD несопоставимы с YouTube.

О том, куда может пойти аудитория из YouTube в случае его блокировки, нужно наблюдать. В любом случае, думаю, мы окажемся в ситуации, когда у нас уже не будет одного окна контакта с аудиторией. Всем правообладателям и рекламодателям придется искать своих зрителей, стучаться в разные каналы и собирать их по крупицам. Компании, которые хорошо проведут такую работу, выиграют. Думаю, мы будем собирать аудиторию на всех площадках — во ВКонтакте, Oдноклассниках, Яндекс Дзен. Я не упоминаю RuTube, так как ее аудитория пока очень маленькая.

— А ВКонтакте, Oдноклассники и Яндекс Дзен дает возможности монетизации?

– Да, мы уже много лет присутствуем на Яндекс. Дзен, раньше они назывались Яндекс. Эфир и Яндекс. Видео. Могу сказать, что там неплохая система монетизации. Конечно, их охваты несопоставимы с YouTube, но CPM (цена за тысячу показов — примечание «Вестника») у них выше на порядок по сравнению с тем, что было до кризиса.

— Стоит ли производителям как-то готовиться к блокировке YouTube и если да, то как?

— Думаю, почти все правообладатели детского контента уже давно и успешно работают с российскими платформами. Нужно сделать так, чтобы контент был доступен на площадках, где есть ваша аудитория. Если говорить о новых платформах, можно завести аккаунт на RuTube, залить туда какое-то количество контента, чтобы отслеживать динамику просмотров. Но гораздо более интересной альтернативой, которой давно пользуются все крупные студии, в том числе и мы, будет экспорт контента за рубеж с переводом на другие языки.

— Но как об экспорте контента можно говорить в условиях санкций?

— Посмотрите на YouTube. Он выплачивает деньги российским юрлицам в полном объеме, платежи, как положено, происходят в конце месяца, ни в феврале, ни в марте с ними не было проблем. Проблемы были у компаний, имеющих счета в попавших под санкции банках, но это не вина Google. Мы надеемся, что Google и дальше будет исполнять свои обязательства перед российскими правообладателями.

Сейчас российские правообладатели по-прежнему могут открывать YouTube-каналы на иностранных языках и загружать туда контент на английском, немецком и других языках, монетизируя контент таким образом. Многие крупные студии так и делают. Сейчас многие из них расширяют количество языков, мы в том числе. У нас было порядка десяти языков, сейчас мы добавляем вьетнамский, хинди и индонезийский, так как все европейские уже задействованы.

— Как сейчас относятся к российскому контенту за рубежом? Вы недавно были на выставке MipTV в Каннах...

— Если говорить о YouTube, там все просто. Есть общие требования к контента, например — отсутствие насилия. В контенте для детей, как правило, таких нарушений нет. Что касается работы с дистрибьюторами и телеканалами, здесь была первая волна, которую многие российские студии на себе испытали. В неформальном общении мы об этом слышим. Были отказы в продлении текущих контрактов, исключение контента из эфира телеканалов.

Недавно я был на MipTV, там рынок уменьшился на 70-80% по количеству участников из-за последствий пандемии. Почти не было представителей из США и Китая. Но у нас были неплохие встречи. Я вижу, как постепенно меняется отношение, как независимые платформы готовы обсуждать российский контент. Сейчас очевидно, что ситуация не такая критичная, какой она виделась в первые дни конфликта в Украине. Если говорить о компаниях, которые намерены делать бизнес, а таких большинство, с ними диалог выстраивается. Они видят, что мы обеспокоены происходящим в Украине ничуть не меньше, чем европейцы и американцы. У меня состоялась встреча с одной компанией из Канады, они распространяют контент на Facebook (6). Мы подписали deal memo (предварительная договоренность о заключении сделки — примечание «Вестника»), надеюсь, что будем работать. Но, думаю, с государственными телеканалами в Европе и США будет работать довольно сложно.

— А если говорить о трансляции зарубежного контента в России, допускаете ли вы вариант, что правообладатели из «недружественных» стран будут блокировать свой контент в России?

– Disney заявил о приостановке проката в России. Но на YouTube весь их контент на русском языке остался, более того, они публикуют новый. По «Свинке Пеппе», Cocomelon та же картина. Единственное, многие правообладатели изначально блокировали русскоязычный контент за пределами России, и это продолжается до сих пор, такая ситуация с Disney. Что касается просмотров, то все на обычном уровне — мы не видим ни всплесков, ни падений.

— Допускаете ли вы, что политические взгляды родителей будут влиять на просмотры контента их детей?

— Наверняка, есть родители, которые не хотят, чтобы их дети потреблями контент из России или, наоборот, из Европы. Но, парадокс, после того, как разразились трагические события в Украине, мы увидели колоссальный рост трафика на наши каналы из Польши и других сопредельных Украине территорий. Так, на канале «Грузовичка Левы» трафик из Польши вырос в десять раз. Мы поняли это так — беженцы из Украины, которые покидают свои дома, продолжают смотреть контент на русском, перебравшись в Польшу. То есть, казалось бы, беженцы из Украины — последние, от кого можно ожидать просмотр контента на русском, но, как мы видим, они не байкотируют российский контент.

Но понятно, что есть отдельные прецеденты. В первые несколько дней после 24 февраля мы получили несколько писем от финских родителей, которые писали, что больше не могут показывать детям российский контент. Но это позиция отдельных родителей, в целом массового байкота российского контента мы не видим. Однако по нашему контенту непонятно, что он произведен в России. Пожалуй, квинтэссенция всего русского это, скорее, «Маша и Медведь». Но и здесь по данным из открытых источников мы видим, что серьезного падения их просмотров не происходит.

— Как потенциальная блокировка YouTube может повлиять на лицензионный рынок?

После отключения рекламных возможностей на платформе производителям детских товаров стало гораздо сложнее проводить маркетинговые активности. Помимо этого, ушли Facebook (7) и Instagram (8). Эту фазу мы уже прошли и пытаемся достучаться до зрителей через другие каналы. В этом смысле блокировка YouTube станет серьезным ударом, и, как я уже говорил, нам придется искать аудиторию по всем площадкам. В связи с этим мы активировали работу с нашими мобильными приложениями. В качестве эксперимента для России мы сделаем наши мобильные игры бесплатными, чтобы посмотреть как увеличится их аудитория. В мобильные игры мы сможем встраивать рекламные интеграции.

Думаю, со временем все адаптируются, найдут каналы взаимодействия с аудиторией, но поначалу, конечно, будет тяжелый период. Думаю, компаниям понадобится на это три-четыре месяца. Но по сравнению с нарушением цепочек поставок, удорожанием грузоперевозок, волатильностью курса валюты, сложностями с оплатой, это небольшая проблема. Сейчас мы видим, как производители останавливают заказ новых игрушек, думаю, ближе к новогодним праздникам нас ждет определенная нехватка лицензионных товаров. Сообщает «Вестник лицензионного рынка»

 

Выбор редактора:

Просмотров: 492
 
Читайте нас в Telegram-канале RDT-info.ru
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter

Читайте также

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
Перейти: Каталог брендов
  • Новые комментарии
  • Популярные
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2022 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.

}