Репродуктивная динамика в регионах: тренды и инфографика

Печать
02-10-2019 08:19 | RDT-INFO.RU

Увеличивается число регионов, в которых растет многодетность. Лидеры роста многодетности – Дальний Восток, Северо-Запад и Центр

 16079 1

Окончательные данные за 2018 г. свидетельствуют одновременно о продолжающемся сокращении рождаемости и о росте многодетности: заметно увеличилось число регионов, где повысилась рождаемость третьих и последующих детей на фоне сокращения рождаемости первых и вторых детей. Ближайшее следствие этой тенденции – рост числа многодетных семей и увеличение доли детей, рождающихся в таких семьях.

Высокий уровень многодетности характерен для регионов с низкими социально-экономическими показателями. Поэтому государственная поддержка многодетных семей становится особо актуальной задачей. Однако, если говорить о динамике многодетности, то регионы – лидеры по ее росту разнообразны по экономическим характеристикам. Большинство из них располагается в трех географических зонах: на Дальнем Востоке, на Северо-Западе и в Центральном федеральном округе.

Заметные различия между субъектами РФ по наблюдаемому росту многодетности ставят вопрос о целесообразности региональных мер поддержки рождаемости, направленных на повышение рождаемости третьих и последующих детей. Эта проблема не имеет общего решения и требует учета региональной специфики.

Увеличивается число регионов, в которых растет многодетность

Данные за 2018 г. показывают, что при общем снижении рождаемости заметно увеличилось число регионов, где растет рождаемость третьих и последующих детей и потому более распространенной становится многодетность.

На рис. 1 показана динамика среднерегионального коэффициента суммарной рождаемости (КСР) по федеральным округам с 2012 по 2018 гг., на рис. 2–4 – динамика этого же показателя соответственно только для первых детей (КСР1), только для вторых детей (КСР) и только для третьих и последующих детей (КСР3+).

Легко увидеть, что сокращение рождаемости первых детей носило устойчивый характер по всем федеральным округам за весь указанный период, тогда как рождаемость вторых детей, увеличивающаяся по 2015 г. включительно, затем стала снижаться. Ее сокращение в 2018 г. по сравнению с предыдущим годом в среднем по регионам РФ составило 3,46% при 11,9% в 2017 г. Из 85 регионов рост рождаемости по вторым детям в 2018 г. наблюдался только в девяти регионах , причем в трех из них – менее чем на 1%.

В целом сокращение рождаемости по вторым детям второй год остается доминирующей тенденцией по регионам.

Рис.1 Среднерегиональные значения коэффициента суммарной рождаемости по федеральным округам РФ, 2012-2018 гг.

16079 2

Здесь и далее Республика Крым и Севастополь с 2015 года включены в расчеты по Южному Федеральному округу. Бурятия и Забайкальский край в расчетах отнесены к Сибирскому Федеральному округу (в ноябре 2018 г. они были переведены в состав Дальневосточного ФО)

Рис. 2 Среднерегиональные значения коэффициента суммарной рождаемости по федеральным округам РФ по первым детям, 2012-2018 гг.

16079 3

Рис. 3 Среднерегиональные значения коэффициента суммарной рождаемости по федеральным округам РФ по вторым детям, 2012-2018 гг.

16079 4

Рис.4 Среднерегиональные значения коэффициента суммарной рождаемости по федеральным округам РФ по третьим и последующим детям, 2012-2018 гг.

16079 5

Однако рождаемость третьих и последующих детей показала тенденцию, противоположную общему тренду: она росла в 2018 г. по всем федеральным округам, причем рост охватил гораздо большее число регионов, чем в 2017 г. Среднее по регионам изменение рождаемости третьих и последующих детей в 2018 г. составило +2,77% по сравнению с -0,61% в 2017 г.; число регионов, где рождаемость третьих и последующих детей выросла в 2018 г. по сравнению с предыдущим годом, составило 64 против 35 в 2017 г.

Это не самое существенное увеличение за рассматриваемый период: так, в 2014 г. по сравнению с 2013 г. рост КСР3+ в среднем по регионам составил 7,77%, а число регионов, где этот коэффициент уменьшился, – 4 из 82. Однако тогда рождаемость детей "высоких" порядков росла по регионам одновременно с ростом рождаемости вторых детей, а не на фоне снижения последней, как в 2018 г.

Таким образом, окончательные данные о региональной рождаемости за 2018 г. свидетельствуют об укреплении двух разнонаправленных тенденций: снижения рождаемости первых и вторых детей и роста рождаемости третьих и последующих детей.

Абсолютный уровень многодетности выше в экономически неблагополучных регионах

Предварительно оценить факторы, с которыми связан уровень рождаемости третьих и последующих детей по регионам, позволяет анализ корреляции между КСР3+ и различными социально-экономическими характеристиками субъектов РФ. Среди параметров, отражающих экономическое благополучие населения регионов, обнаружена значимая положительная корреляция КСР3+ с долей населения с доходами ниже прожиточного минимума, отрицательная корреляция с долей занятого населения среди жителей регионов 15–72 лет и с количеством квадратных метров жилой площади, приходящихся на одного жителя региона. Также обнаружена значимая корреляция с долей сельского населения в регионе, что согласуется с универсальным ожиданием более высокой рождаемости на селе.

Обнаруженные корреляции с социально-экономическими параметрами позволяют предположить, что высокий абсолютный уровень многодетности в настоящее время более характерен для регионов РФ с относительно неблагополучным социально-экономическим положением населения, причем эта закономерность не является новой для 2018 г., а стабильно наблюдается в последнее десятилетие. Это означает, что многодетность имеет наибольшее распространение в регионах, где, с учетом экономического положения населения, государственная поддержка многодетных семей приобретает особенно принципиальное значение.

В исследованиях рождаемости в России в последнее десятилетие отмечается, что различия в репродуктивной активности по регионам после начала выплат материнского капитала в 2007 г. во многом связаны с разницей экономических условий, влияющих на востребованность материнского капитала. Однако учитывая, что основная масса получателей материнского капитала реализует право на него уже при рождении второго, а не последующих детей, объяснить таким же образом корреляции между социально-экономическими показателями и КСР3+ невозможно.

Альтернативные объяснения могут состоять в востребованности в экономически неблагополучных субъектах РФ региональных мер поддержки семей с тремя и более детьми, либо в особенностях их социокультурного уклада, в рамках которого от родителей не ожидается таких существенных вложений в образование детей, как в экономически более развитых регионах, и тем самым возникает меньше "ограничителей" для многодетности.

Лидеры роста многодетности: Дальний Восток, Северо-Запад и Центр

Ни в 2018 г., ни в предшествующие годы экономическое неблагополучие не влияло решающим образом на рост КСР3+ (в отличие от абсолютного уровня этого показателя). В табл. 1 приведены регионы, в которых процентный рост КСР3+ в 2018 г. к 2017 г., а также средний годовой процентный рост КСР3+ за последние 5 лет превышал границу третьего квартиля. Легко заметить, что среди лидеров роста за 5 лет есть ряд регионов, в которых показатели социально-экономического благополучия населения заметно выше общестрановых: Москва, Санкт-Петербург и Ханты-Мансийский автономный округ.

Таблица 1. Регионы с ростом КСР3+ выше третьего квартиля за 2018 год и за 2014-2018 гг.

16079 6   Источник: рассчитано по данным Росстата

Вместе с тем разные географические зоны страны представлены среди лидеров роста неравномерно. Наиболее заметно среди лидеров (за 5 лет) представлены регионы Дальневосточного, Северо-Западного и Центрального федеральных округов.

Факторы, влияющие на распределение регионов по текущим темпам роста многодетности, требуют отдельного изучения. Исходя из данных о демографическом развитии других стран с общим уровнем рождаемости, близком нынешнему российскому, трудно ожидать, что ситуация, когда по регионам преобладает рост рождаемости третьих и последующих детей при сокращении рождаемости первых и вторых детей, будет стабильной.

Анализ данных по рождаемости в странах Западной, Центральной и Восточной Европы в 1960–2010 гг., содержащихся в Human Fertility Database, показывает, что ни в одной из этих стран рост рождаемости третьих и последующих детей при сокращении рождаемости первых и вторых не длился более 5 лет. Однако автоматически переносить эту закономерность на Россию оснований нет. Сообщает «Финам»

Выбор редактора:

Просмотров: 538
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter