Дмитрий Кибкало, «Мосигра: О том, зачем нужны настольные игры

Печать
08-05-2019 09:04 | RDT-INFO.RU

Издательский холдинг Hobby World недавно стал владельцем контрольного пакета акций группы компаний «Мосигра». «Мосигра» известна благодаря сети одноименных торговых точек, однако также в нее входят интернет-магазин, издательство игр и подарков «Магеллан», производство в Подольске, BTL-отдел. Несмотря на смену основного владельца, переименования сети магазинов не последует. По итогам сделки холдинг Hobby World объединит 157 магазинов настольных игр «Мосигра» и Hobby Games.

15528 1

История «Мосигры» началась после многочисленных отказов: ни один магазин не соглашался выставлять на прилавки неизвестную настольную игру, придуманную выпускником механико-математического факультета МГУ Дмитрием Кибкало. Тогда он арендовал маленькую комнату у станции метро «Белорусская» и решил самостоятельно продавать игры через интернет. Уже за первый год работы о бренде «Мосигра» узнали многие жители столицы: зимой 2009 года к их магазину на Таганке выстроилась очередь из покупателей. Для многих это оказалось сюрпризом, ведь даже сам основатель компании не предполагал, что его давняя затея сделать подарок отцу превратится в крупнейшую федеральную сеть, где и взрослые, и дети будут находить себе развлечение по душе:

— Интернет-магазин «Мосигра» открылся в 2008 году. Значит, вы уже отпраздновали свой юбилей? Чего достигли за это время?

— День рождения компании мы отметили в конце прошлого года. За десять лет произошло много всего. Кто-то считает «Мосигру» крупным бизнесом, но я с этим не согласен: мы балансируем на грани малого и среднего. Однако за это время нам действительно удалось построить успешную федеральную сеть магазинов настольных игр, выпустить несколько хитов, некоторые из которых стали самыми узнаваемыми на рынке. У нас есть свое производство, и мы даже решаем вопрос импортозамещения в России (смеется). Думаю, это наши самые большие достижения.

— Как получилось, что окончили вы механико-математический факультет МГУ, а заниматься стали настольными играми?

— Получилось случайно! Конечно, играть я любил с детства, как и любой ребенок. Однажды отец рассказал мне об игре «Шакал», которая была популярна в 1970-е годы, во время его студенчества. Он, кстати, тоже учился на мехмате. Когда я переехал в общагу, оказалось, что о такой игре никто не слышал, — пришлось научить. Причем все так увлеклись, что ночи напролет проводили на кухне, состязаясь. Именно тогда у меня зародилась мечта превратить «Шакала» в реальный проект. Эту идею я вынашивал долго, и как только появились свободные деньги, решил ее реализовать. Поскольку в единичном экземпляре такие продукты не делают, пришлось заказывать тираж, который, разумеется, нужно было как-то продать. В то же время мой партнер по бизнесу остался без работы, и мы вместе начали размышлять, куда двигаться дальше.

— Мог ли кто-то подумать на тот момент, что настольные игры окажутся выгодным бизнесом? Почему это стало трендом?

— Честно говоря, мы и сами не задумывались об этом. Снова сплошные совпадения: в 2008 году в стране наступил кризис. Элементарно слетать в Турцию на выходные стало дороже в два-три раза, чем было прежде. Логично, что люди начали искать способы, как бы им меньше тратиться на развлечения. А настольные игры — это и весело, и бюджетно. Кроме того, нам на руку сыграло развитие социальных сетей. В том смысле, что они отнимают живое общение у людей, а мы его компенсируем. Плюс мы вложили в этот проект достаточно много сил и энергии.

— Настольные игры можно считать конкурентами компьютерным?

— Совершенно нет, мы никак не конкурируем с ними, потому что удовлетворяем разные потребности. Компьютерная игра — это одиночное времяпрепровождение, чтобы заполнить собственное свободное время и отвлечься от рутины. А настольная — глубоко коллективное занятие. Когда в комнате находится много народу, в компьютер спокойно не поиграешь, надо уделять всем внимание. И наоборот.

— Но вы же наверняка при этом не игнорируете моду на роботизацию и цифровые технологии?

— Нам есть куда развиваться. Например, на рынке становятся популярными гибридные игры, когда в наборе идут и цифровой, и аналоговый носители. В этом году мы планируем запустить две такие игры с виртуальной реальностью, где одна часть компонентов будет существовать физически, а другая — непосредственно в очках. Еще мы разрабатываем игру с голосовой приставкой. Пробуем разные варианты, правда, что выйдет в итоге, пока никто не знает. Это совершенно новая ниша.

— Кто в вашей компании придумывает игры, разрабатывает концепции и собирает их воедино?

— Идеи мы обсуждаем коллективно. Конкретно я предложил уже много игр, большая часть которых стала нашими хитами. Но и не я один такой герой. Есть команда, есть сторонние авторы или соавторы, они тоже делают крутые проекты. Всего в нашей компании работают около 300 человек, включая собственное производство в Подольске. Там мы выполняем практически всю работу по сборке игр, за исключением типографии. Еще у нас есть свое издательство, которое занимается покупкой интеллектуальных прав у российских и зарубежных авторов, тоже разрабатывает игры и отрисовывает макеты. Сегодня мы выпускаем около 150 наименований. Это, кстати, незначительный процент от общего ассортимента, учитывая, что в каждом магазине выставлено порядка 1 тыс. разных игр. Работа с концепцией занимает много времени. Иногда от замысла до полки проходит один-два года. Если мы привозим и адаптируем игру, то чуть меньше — срок сокращается до месяцев. Хотя за историю существования компании мы совершали невозможное — умудрялись выпустить и собственную игру за пару недель.

— Вы строгий руководитель?

— Нет. Точно нет. Хотя, может быть, кто-то думает иначе (смеется). Но по-моему, со мной легко работать.

— А в офисе вас можно встретить в костюме?

— Редко. Люблю одежду, в которой чувствую себя комфортно и расслабленно.

— Кстати, играете на работе в настольные игры?

— Обязательно! Я очень много играю. В этом есть и обратная сторона медали: игр, в которые я сыграл больше одного раза, — единицы. Потому что их поток такой большой, что даже к хорошим не всегда удается вернуться. Это часть работы, и не только у меня. Большинство сотрудников хотя бы раз в день тестируют игру.

— Ваши фавориты среди ассортимента «Мосигры»?

— Их очень много. Меняю в зависимости от случая: с детьми — «Шакал», «Колонизаторы», «Космические дальнобойщики», посмеяться с друзьями — «Вобла» или «Эврика», посидеть с ценителями — хардкор вроде «Игры престолов». Дело даже не в узнаваемом бренде, а в очень интересной механике. Есть психологические развлекательные игры для компании, моя любимая — «Сопротивление» — чем-то похожа на известную «Мафию», но без ее недостатков: никаких жмурок, выкидышей, все играют до конца. И, конечно, «Кодовые имена». В общем, об этом я могу говорить бесконечно. Их тысячи. Интервью подготовлено в рамках совместного проекта РБК и Henderson.

Просмотров: 619
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter