Маркетинговое исследование для производителя детских товаров: необходимость или опция? Интервью с экспертом

Печать E-mail
16-01-2020 08:50 | RDT-INFO.RU

Как правильно отечественному бренду выстроить маркетинговую стратегию? Нужно ли заказывать исследование рынка или его можно провести самостоятельно? Эти вопросы обсудили эксперты в программе "Выбор родителей" на канале "Медиаметрикс". Гость студии: Михаил Кузнецов — консультант по маркетингу компании GFK.

— Татьяна Буцкая: Друзья, добрый день, понедельник, 11 утра, программа «Выбор родителей» и я, её автор, ведущая Татьяна Буцкая. Говорим вам ещё раз здравствуйте, удачной вам недели, удачного вам приближения Нового года. С каждым разом наши программы становится все более и более новогодние, сегодня мы будем говорить о больших подарках. Большие подарки я имею в виду крупногабаритные детские товары. И я хочу представить моего сегодняшнего гостя Михаил Кузнецов — консультант по маркетингу компании GFK. Добрый день.

— Михаил Кузнецов: Добрый день, Татьяна, добрый день, коллеги. Я тоже поздравляю всех с наступающим Новым годом и как Татьяна сказала, мы будем обсуждать крупногабаритные товары и, я думаю, не только их, но обсудим в целом детскую индустрию, товары для детей, новорождённых и в том числе КГТ.

— Татьяна Буцкая: Мы ждём Ивана Никитичева, который возглавляет бренд Siger — это российские производители детских автомобильных кресел. Они находятся очень далеко от Москвы, в другой области, поэтому трафик не дал возможности Ивану приехать вовремя, но мы будем его ждать и как только он приедет, он сразу присоединится к нашей программе. Итак, для того чтобы не задерживаться, давай начнём сразу самого интересного: насколько крупногабаритный товар сейчас покупаем? Есть ли такая проблема как проблема вторых, третьих рук, потому что чаще всего крупногабаритный товар дорогой и время, в которое пользуются родители этим товаром достаточно короткое. Поэтому в хорошем таком товарном виде те же самые коляски, в меньшей степени кроватки, в большей степени автомобильные кресла для новорождённых передаются из рук в руки. Существует такая проблема?

— Михаил Кузнецов: Да, совершенно верно, такая проблема, конечно, существует, но для начала начнём в целом. Ты спросила, как себя чувствует категория КГТ: как и вся категория детских товаров она, к сожалению, сейчас себя чувствует не очень хорошо. Но при этом, в отличие от, например гигиены и вскармливания, КГТ на самом деле чувствует себя лучше тех других категорий, особенно в денежном выражении. То есть в штуках категория все ещё падает и стали в этом году покупать меньше, чем годом ранее, но тем не менее, за счёт того, что спрос смещается в сторону более дорогих ценовых решений, из-за этого категория в деньгах показывать более позитивные темпы роста. Опять таки неплохо себя чувствуют достаточно дорогие бренды, которые в прошлом году может быть не так хорошо развивались, но в этом году потребители достаточно благосклонны к дорогим европейским брендам, в особенности в колясках. Из-за этого в городских категориях колясок, особенно в деньгах, показывает очень хорошую динамику. При этом, если сравнивать с прошлыми годами, то такое ощущение, что в этом году, в 2019, люди стали меньше покупать с рук как раз таки крупногабаритный товар и больше ходить в традиционную розницу за покупкой этой категории. Может быть, в частности, это связано с тем, что на рынке вообще наблюдается такая поляризация. То есть, с одной стороны, растут супер дешёвые ценовые сегменты и товары, с другой стороны, растут как раз таки премиум, дорогой. И в супер дешёвом ценовом сегменте очень активно развивают эту историю ритейлеры, которые продают свои собственные торговые марки, то есть бренды под их собственным названием условно говоря. У «Детского мира», ты, например, знаешь, есть собственный бренд колясок, кресел и так далее (и не только у них) и как раз эта категория очень хорошо себя, в том числе, чувствует. Я думаю, потребители вместо того, чтобы пойти, купить с рук, им выгоднее купить новые СТМ у ритейлера.

— Татьяна Буцкая: Мы-то уже такие профессионалы, мы уже все понимаем про бренды детских колясок, про историю, про то, что есть Италия как Мекка производителей детских колясок, о том, что Америка создаёт тренды, в Европе тоже есть отдельные страны, которые создают тренды. Есть японские, совершенно фантастические, коляски, есть Китай, который себя продвигает и они сами сейчас научились делать хорошие коляски. Конечно, там много не подделок, а новых реплик с изменением одной буквы. Но если ты всю жизнь работала учителем, водителем, кем угодно, и у тебя должен родиться ребёнок, ты приходишь в большой магазин, тот же самый «Детский мир», ты ничего не знаешь ни про какие марки, для тебя они все новые. И ты видишь, что стоят коляски вроде как и ничего: и мягко, и красиво. И ты её покупаешь. Нет такого ощущения, что люди сейчас не гоняются за брендами? То есть пришли, попробовали, купили или в крупногабарите все-таки бренды ещё играют роль?

— Михаил Кузнецов: На самом деле интересно. У нас недавно было исследование и в вопросах, которые ты планировала мне задавать было про то, как выглядит среднестатистический потребитель. Я посмотрел открытые источники, открытые наши исследования, которыми мы можем делиться, и было исследование как раз-таки про потребителей. В частности, про путь потребителя, как он выбирает тот или иной товар. И там сравнивали детскую одежду и КГТ как раз-таки. Если в детской одежде, когда человек заходит на сайт, условно говоря, и ищет какую-то вещь, он мыслит категориями. Он мыслит: «я хочу купить детские штаны» и дальше, в бренды и ценовые сегменты, он, как правило, не углубляется. В то время как в крупногабаритном товаре наоборот, он ищет не просто коляску, а ищет коляску определенного бренда, ищет коляску в определенном ценовом сегменте. То есть они уже посмотрели где-то информацию, нашли про эту коляску и дальше уже ищут непосредственно на сайте эту коляску или коляски в определённых ценовых сегментах.

— Татьяна Буцкая: Что же делать тогда тем маркам, которые только появились? Пусть это будут собственные марки крупных торговых сетей, но у них ещё нет этой истории. Как их покупают?

— Михаил Кузнецов: Если это собственные торговые марки сетей, то там, конечно, очень большое влияние оказывают консультанты, которые стоят в магазинах и продают эту историю. И надо сказать, что у них это, конечно же, очень хорошо получается. И плюс у собственных торговых марок, так как в этом году цена имеет одно из ключевых значений для многих потребителей СТМ, они существенно стоят дешевле, чем все остальные бренды и тут уже может быть для таких потребителей ключевой фактор — это не бренд, а именно цена, то, что они покупают одно из самых доступных предложений. Средняя цена коляски, например, в России в 2019 году — 13 тысяч рублей.

— Татьяна Буцкая: Это какая?

— Михаил Кузнецов: Вообще все, если все коляски взять.

— Татьяна Буцкая: То есть это и прогулочные, и для новорождённых, и два в одном, и три в одном.

— Михаил Кузнецов: Да, все, все, все. Если все эти взять коляски, то в среднем коляска стоит около 13 тысяч рублей.

— Татьяна Буцкая: Прямо какая-то очень маленькая цена.

— Михаил Кузнецов: Да, очень дешёвая. Понятно, что большая часть это будут обычные прогулочные коляски в их штучном выражении. Они стоят дешевле, чем два в одном.

— Татьяна Буцкая: Знаешь, я когда захожу в крупные торговые магазины, где много всего, от еды до машинок стиральных и где-то между ними стоят как раз детские товары. Я смотрю на эти коляски прогулочные для детей по стоимости трёх чашек кофе и я понимаю, что её даже в руки взять страшно. То есть у неё совершенно пластмассовые колеса, уж какие амортизаторы, нет там такого, у них очень дешёвая вся ткань. Мне кажется, если туда посадить ребёнка плотненького, он попрыгает и вообще может все порваться. Они больше похожи на кукольные коляски, нежели на коляски для детей. И при этом они реально стоят три копейки. Покупают?

— Михаил Кузнецов: Конечно, покупают. К сожалению, вынуждены покупать, просто опять-таки было исследование и в среднем, у среднестатистического россиянина после всех обязательных платежей остаётся свободных денег около 6 тысяч рублей в месяц. Это на все остальное после обязательных платежей: он купил еду, оплатил квартплату, потратил деньги на транспорта до работы и так далее, и у него стало 6 тысяч рублей на то, чтобы и побаловать себя, и купить необходимые вещи.

— Татьяна Буцкая: Это на семью?

— Михаил Кузнецов: На одного человека в семье.

— Татьяна Буцкая: А вы когда считаете одного человека в семье? Вы считаете рабочие руки или дети тоже считаются?

— Михаил Кузнецов: Честно говоря, я не помню точно методологию этого исследования, мне кажется, там считалось все просто в среднем на одного человека.

— Татьяна Буцкая: То есть и на ребёнка в том числе. Все равно сумма небольшая, но, с другой стороны, может быть тогда купить все-таки б/у, которая будет стоить плюс, минус таких денег, но зато это будет уже проверенная марка, с амортизаторами, с правильными ремнями безопасности?

— Михаил Кузнецов: Бесспорно, находятся и те, кто действительно покупает б/у, но, как показывают цифры, все же много людей предпочитают покупать просто дешёвый вариант. Потому что для многих б/у в любом случае будет, конечно, не такое дорогое, но если ты выбираешь б/у чуть лучше, чем то, что предлагает ритейлер за три копейки, то это все равно будут уже другие деньги. А для некоторых даже тысяча, 2 тысячи рублей — это уже огромная разница в их бюджете.

— Татьяна Буцкая: Раз уж мы сейчас говорим про прогулочные коляски, я вспоминаю, что, когда у меня родился мой первый ребёнок, это было 17 лет назад, и несмотря на то, что я была врач-педиатр, я даже какие-то лекции читала для беременных о том, как правильно выбрать приданое, все равно прогулочную коляску я купила — поехала на рынок, увидела — красное! — и купила. И она как раз была очень дешёвая и в ней совершенно невозможно было возить ребёнка, совсем невозможно. То есть у неё был единственный плюс то, что она была дешёвая и её можно было снести с третьего этажа. И у меня ребёнка очень быстро пошёл, потому что он не мог ездить в этой коляске.

— Михаил Кузнецов: Видишь, плюс дешёвых колясок.

— Татьяна Буцкая: Плюс дешёвых колясок, что в какой-то момент ты думаешь: да ладно, пусть сам идёт.

— Михаил Кузнецов: Сейчас нас люди послушают и будут покупать дешёвые коляски в надежде, что ребёнок раньше пойдёт.

— Татьяна Буцкая: Тогда мы им ещё скажем сверху купить такие поводки для детей.

— Михаил Кузнецов: Да, я в Европе когда первый раз увидел, я, конечно, был в шоке — там отец гулял с тремя детьми и у него все трое были на поводке.

— Татьяна Буцкая: У меня как раз старший на поводке бегал и очень быстро он футболистом стал. Да, во всем можно найти свои плюсы, но лучше, конечно, если уж мы говорим о колясках, по крайней мере, о колясках для новорождённых, покупать коляску, в которой хотя бы есть амортизация. Я не устану повторять, что если не амортизируют колеса, амортизирует голова. И здесь нет другого варианта — либо колеса, либо голова. А поскольку сейчас здоровых детей рождается все меньше и меньше, они все с признаками то гипоксии, то каких-то патологий у мамы во время беременности, то роды были непростые. То есть и так это скомпрометированный фон и ещё три часа мама с ребёнком гуляет, и три часа голова бьётся о твёрдое дно коляски (а дно коляски все твёрдое). Поэтому, друзья, мы вас призываем, если вы сейчас находитесь в стадии выбора коляски для ребёнка, обязательно обращайте внимание на амортизаторы. И лучше, конечно, отдавать предпочтение тем маркам, которые уже не один год на рынке, либо если вы приходите в крупную торговую сеть и доверяете этой торговой сети…

— Михаил Кузнецов: На самом деле СТМ — это не такой плохой вариант.

— Татьяна Буцкая: Это не так плохо, потому что им есть что терять.

— Михаил Кузнецов: Да, конечно.

— Татьяна Буцкая: Если это собственная торговая марка...

— Михаил Кузнецов: Они борются за свою репутацию в том числе, поэтому они выбирают не самые плохие заводы, скажу так, в Китае, для того чтобы производить свой собственный СТМ.

— Татьяна Буцкая: То есть им есть что терять — и «Детские мир», и «Кораблик», и «Дочки и сыночки» — сейчас все производят собственные торговые марки и, конечно, они за их качество отвечают. Но здесь тоже покупатель должен быть образован. То есть у нас сейчас все равно остаётся спасение покупателя в руках покупателя. Хорошо, рождаемость снижается, вы это заметили.

— Михаил Кузнецов: Конечно, заметили. Если взять все детские категории товаров для новорождённых, то они падают и в штуках, и в деньгах двузначными темпами, в особенности такие категории, которые более восприимчивы к рождаемости — это молокоотсосы, бутылочки, соски, пустышки. Это все прямо идёт вниз.

— Татьяна Буцкая: Я могу сказать, что рождаемость у нас снижается в районе 10-15%.

— Михаил Кузнецов: Категория и падают от 10 до 15% примерно. Единственное что растёт, как я и в прошлый раз тоже говорил — это онлайн. В онлайне все растёт, все категории детских товаров в онлайне показывают двузначные темпы роста. Просто потребители из офлайна уходят в онлайн и там все хорошо. Везде — и в КГТ, и в товарах для новорождённых (в молокоотсосах и так далее), и в подгузниках. Везде онлайн бумит.

— Татьяна Буцкая: Чудес не бывает. Если где-то прибыло...

— Михаил Кузнецов: Где-то растёт, где-то да.

— Татьяна Буцкая: ...значит, где-то убыло.

— Михаил Кузнецов: В офлайне.

— Татьяна Буцкая: Значит в офлайне все становится намного хуже, соответственно, количество детских магазинов офлайновских, наверное, сократится.

— Михаил Кузнецов: Пока нет, потому что все равно у крупнейших ритейлеров огромные планы по развитию своих сетей, увеличению количества магазинов.

— Татьяна Буцкая: А одиночные магазинчики? Раньше же было много таких.

— Михаил Кузнецов: Да, таких становится все меньше, да.

— Татьяна Буцкая: Их съедают.

— Михаил Кузнецов: Да, консолидация становится все жёстче и причём это не только в детских товарах. В России это во многих сферах наблюдается даже бытовой техники, электроники. Маленьких региональных игроков становится все меньше, как и в детстве, и те, кто большие, становятся ещё больше.

— Татьяна Буцкая: Если говорить о федеральных сетях, то у нас она, наверное, из федеральных-то одна — «Детский мир»?

— Михаил Кузнецов: «Дочки и сыночки», в принципе, тоже представлены в нескольких.

— Татьяна Буцкая: Да, дальше идут «Дочки и сыночки», дальше, наверное, «Кораблик». Какие есть хорошие региональные сети?

— Михаил Кузнецов: Неплохие… если «Олант» можно считать региональным, то мне кажется, «Олант» тоже достаточно неплохой. Но он может быть играет немножко в другом ценовом сегменте.

— Татьяна Буцкая: «Олант» уникален.

— Михаил Кузнецов: Да, он в более дорогом ценовом сегменте играет, во-первых.

— Татьяна Буцкая: Не знаю, я бы не сказала, что он в более дорогом. Надо знать Ольгу Тесля — Ольга, если вы нас слушаете, передаём вам привет, потому что я не устаю вами восхищаться. Это правда, человек, который пропускает все через себя. И если это товар, который не будет находить отклик в её душе, там товара не будет.

— Михаил Кузнецов: Я покупал коляску в «Оланте».

— Татьяна Буцкая: Да, поэтому то, что продаётся в «Оланте», на все можно поставить клеймо «одобрено Ольгой Тесля». У неё прекрасный вкус и она замечательный профессионал, поэтому это прямо вообще отдельная такая сеть, я не знаю таких сетей, где владельцы бы так были внутри бизнеса.

— Михаил Кузнецов: Есть ещё в Краснодаре сеть «Малыш», например. Есть на Дальнем Востоке — не помню название — тоже достаточно крупная сеть дальневосточная. На самом деле, если взять по всей России сетей не по пальцам, но их будет штук 25-30 максимум. И то, понятное дело, что первые пять будут занимать в продажах 95% рынка детских товаров остальные, а остальные все равно очень маленькую долю занимают в целом на рынке. Но сетей детских товаров очень мало, в целом по России.

— Татьяна Буцкая: Их становится все меньше и они становятся все более специализированным с точки зрения, наверное, фокусирования на собственные бренды. Поэтому крупные бренды мировые они сейчас будут все хорошо представлены в интернете. Сейчас по детским товарам растёт очень хорошо «Озон», растёт Wildberries.

— Михаил Кузнецов: В маркетплейсах тоже очень неплохо продают детские товары в том числе.

— Татьяна Буцкая: Маркетплейсы Яндекс….

— Михаил Кузнецов: «Беру», Goods.ru — все вот эти. Они активно захватывают аудиторию, предлагают кэшбеки и всякие очень хорошие условия и этим тоже заманивают потребителей к себе.

— Татьяна Буцкая: Правда, что сейчас без скидок ничего не продаётся?

— Михаил Кузнецов: Зависит от категории. Если ты возьмёшь подгузники, то в подгузниках, наверное, 85-90% подгузников продаются только со скидкой. То есть потребитель уже привык, что он видит Goon, Pampers, Huggies и так далее со скидкой и без скидки их не покупает. Да и просто я, как потребитель подгузников, ты каждый месяц, каждую неделю найдёшь магазин, где продаются подгузники со скидкой. Всегда такое бывает. В других категориях чуть лучше: в КГТ и в кормлении, конечно, не такая большая цифра, но все равно процентов 20-30 товаров продаётся с какой-либо скидкой. Но что, наверное, хуже — то, что промо становится более глубоким. То есть потребителю теперь мало предложить скидку 10%, он теперь хочет 20% или, если раньше было 20%, теперь хочет 30%. Он хочет все больше и больше скидок.

— Татьяна Буцкая: И это плохо.

— Михаил Кузнецов: Смотря для кого.

— Татьяна Буцкая: Бизнес это убивает.

— Михаил Кузнецов: Для бизнеса это плохо, для потребителя это, конечно же, хорошо. Причём самое-то ужасное, что, как правило, скорее всего все эти расходы кладутся именно на производителя, а не на ритейлера. Потому что ритейлер, как правило, спасает себя и перекидывает все косты как раз таки на производителя.

— Татьяна Буцкая: Правильно, а производители, когда надо уменьшить стоимость, они начинают несколько изменять качество.

— Михаил Кузнецов: Либо качество, либо другие какие-то сокращать издержки внутри компании своей, различные варианты есть.

— Татьяна Буцкая: Сокращать зарплаты, например.

— Михаил Кузнецов: Это у нас по закону очень сложно уменьшить зарплату.

— Татьяна Буцкая: Почему, у нас же есть минимальный прожиточный минимум.

— Михаил Кузнецов: Я имею в виду, если тебе платили 20 тысяч рублей, то по закону с 20 опустить ниже очень сложно, практически нереально. Можно оставить тебя на этой зарплате на ближайшие лет пять.

— Татьяна Буцкая: А можно увеличить тебе план в два раза?

— Михаил Кузнецов: Конечно, можно.

— Татьяна Буцкая: На одну зарплату.

— Михаил Кузнецов: Можно, да.

— Татьяна Буцкая: Видите, две секунды и нашли выход. Хорошо. Так ли популярны сейчас японские подгузники как были популярны ранее?

— Михаил Кузнецов: Там на самом деле все движется волнообразно. В определенные периоды японцы возвращаются, потом они утихают и немножечко их доля становится меньше, потом с новой силой они возвращаются. Но если взять в целом год, то я бы сказал, что некоторые японские подгузники стали чуть популярнее, но в целом все японцы, наверное, чуть-чуть подупали. Потому что в этом году, конечно, Pampers и Huggies чувствуют себя лучше.

— Татьяна Буцкая: А что они сотворили такого?

— Михаил Кузнецов: Во-первых, Pampers ввёл новую линейку, если ты видела может быть. Они привезли Pampers Pure, они поменяли дизайн, там теперь супер какие-то материалы тоже дышащие и все-такое. Они устроили очень интересную акцию в «Детском мире», когда ты мог принести упаковку с четырьмя подгузниками другой фирмы (минимум с четырьмя), то есть упаковка должна быть начата, но не закончена до конца и тебе дают в подарок бесплатно упаковку Pampers новых (20 или 30 штук). Но тем не менее, все равно акция, конечно, такая щедрости для потребителя.

— Татьяна Буцкая: Ничего себе!

— Михаил Кузнецов: Да, да, можешь принести просто четыре штуки Pampers других каких-нибудь и тебе дают новую упаковку подгузников других.

— Татьяна Буцкая: Уже закончилась?

— Михаил Кузнецов: Да, уже закончилась.

— Татьяна Буцкая: Как жаль! В общем, это ещё раз доказывает, что сейчас все компании идут либо по пути предоставления скидок, либо акций, либо каких-нибудь неожиданных предложений. То есть надо обязательно к себе привлечь внимание. Мы немножко отошли от нашего прекрасного крупногабарита. Про говорили про коляски, давай теперь про автомобильные кресла.

— Михаил Кузнецов: Там тоже все не очень хорошо.

— Татьяна Буцкая: Мы Ивана до сих пор ждём, я очень надеюсь, что он все-таки к нам присоединится, но если что, я потом все равно задам ему все те вопросы, которые ему были подготовлены. Как автомобильные кресла сейчас продаются?

— Михаил Кузнецов: Тоже не очень хорошо, в принципе, как и КГТ, но опять же в деньгах чувствуют себя все равно не так плохо, а в штуках они все равно, конечно же, падают.

— Татьяна Буцкая: То есть это говорит о том, что они поднимают цену.

— Михаил Кузнецов: Или просто смещается спрос в более премиальные бренды. Интересно с колясками было: я так как тоже покупал коляску для себя и общался с производителями — с производителями общаться страшно, потому что каждый, во-первых, хвалит свой бренд и рассказывают какие-то страшилки про другой бренд. И я недавно был у производителя российского (автокресел в том числе)...

— Татьяна Буцкая: А какие ещё есть кроме Siger?

— Михаил Кузнецов: Много на самом деле.

— Татьяна Буцкая: Российские автомобильные кресла?

— Михаил Кузнецов: Российских нет, я не буду называть, кто это, в общем, они рассказывали мне, что метрика, по которой измеряется безопасность автокресел и как они строятся, что она вообще неправильная, что надо исходить не от возраста, во-первых, а от роста.

— Татьяна Буцкая: Конечно.

— Михаил Кузнецов: И что классические все автокресла — Cybex, Britax и так далее, что они все неправильные. Что если застёжка у новорождённых находится чуть ниже или чуть выше — от этого очень много зависит. Если она ниже, ближе к паху находится, то тогда при лобовом столкновении у ребёнка все паховые органы... с ними происходят не самые приятные вещи. Если находится чуть выше…

— Татьяна Буцкая: Подожди, смотри, когда ребёнок новорождённый едет в кресле, он повёрнут против...

— Михаил Кузнецов: Это если i-Size.

— Татьяна Буцкая: А новорождённых нельзя перевозить, у него наоборот, он максимально придавливает.

— Михаил Кузнецов: В случае с новорождённым, да, но если ребёнок постарше и уже перевернут...

— Татьяна Буцкая: В общем, зови этих производителей ко мне сюда, мы разберёмся.

— Михаил Кузнецов: А если чуть выше, то там органы брюшной полости. В общем они рассказали страсти и сказали, что я выбрал не то автокресло.

— Татьяна Буцкая: Мы на словах можем сказать все, что угодно.

— Михаил Кузнецов: Конечно, я выбирал просто автокресло как: я залез на сайт немецкого краш-теста…

— Татьяна Буцкая: ADAC, да?

— Михаил Кузнецов: ...да, и смотрел на сайте просто рейтинг автокресел по этому краш-тесту. И выбрал просто, в топ-5 который находится.

— Татьяна Буцкая: Но опять таки это крупнейшие бренды, которые очень дорожат своим именем. И стоимость манекенов…

— Михаил Кузнецов: Космическая.

— Татьяна Буцкая: ...которые садятся в эти кресла, которые разбиваются…

— Михаил Кузнецов: Десятки тысяч евро.

— Татьяна Буцкая: … во время краш-тестов, они стоят от 50 тысяч евро. Поэтому если кресло не надёжное, либо если какая-то ненадёжная фиксирующая конструкция, их вообще отказываются бить, их не берут.

— Михаил Кузнецов: Дороже выйдет.

— Татьяна Буцкая: Да! То есть эти удерживающее устройства, с которыми мы боремся, эти треугольники и сейчас появились ещё бескаркасные автомобильные кресла, на них нет этих значков краш-теста, потому что их не брали. То есть была такая уверенность в том, что разлетится этот манекен, что им было дешевле не взять на тестирование и сохранить дорогущий манекен. Прямо мне очень интересно, что ещё за производители. После программы ты мне на ушко скажешь и я их обязательно приглашу. Значит тоже: продажи падают…

— Михаил Кузнецов: И как в КГТ тоже растут либо СТМ (частные торговые марки), либо европейские именитые бренды, который тоже стоят недёшево.

— Татьяна Буцкая: Я вчера подняла вопрос у себя в блоге про такси: мне постоянно пишут истории о том, что невозможно, первое, заказать детское такси. Никогда не пробовал?

— Михаил Кузнецов: Я не пробовал, я просто на машине своей всегда.

— Татьяна Буцкая: Это ты, а если жене надо куда-то с ребёнком поехать и нет машины, она вызывает такси. По логике ты вызываешь такси детское. Первое, с чем ты сталкиваешься — с тем, что стоимость детского такси где-то в два, в три раза выше, чем стоимость обыкновенного. Второе, то, что дольше ждать, потому что такси с креслом намного меньше, чем такси без кресла. Третье, когда приезжает водитель, может оказаться, что если ты с ребёнком до шести месяцев, что там кресло для малыша до трёх лет (другая группа). То есть ты не можешь выбрать возраст ребёнка, где-то приезжают вместо кресла с этим опасным удерживающим устройством. Если у тебя, не дай бог, двое детей, я уж не говорю про трое детей — кресло одно. То есть нет возможности даже вызвать автомобиль с двумя, с тремя креслами, это огромная проблема. И как мы поняли — мы сейчас делаем такую большую аналитику — судя по комментариям девочек по всей России, это такая общая российская огромная проблема.

— Михаил Кузнецов: У меня друзья ездят со своими креслами.

— Татьяна Буцкая: Здесь тоже интересный момент, что если ты вызываешь такси и у тебя своё кресло, то ты должен тоже вызвать детское такси и ты должен тоже заплатить дороже, потому что детский тариф дороже, чем взрослый. Во-первых, водителей как-то обучают пользоваться этими автомобильными креслами, они сдают дополнительные какие-то экзамены — это хорошо, я за. Но они ещё в детский тариф вкладывают, что ребёнок, он же такой…

— Михаил Кузнецов: Испачкает машину.

— Татьяна Буцкая: Его может тошнить, он может там есть печенье.

— Михаил Кузнецов: Закладывают риски в общем.

— Татьяна Буцкая: Да, закладывают туда, что скорее всего машину надо мыть, поэтому если даже у тебя своё кресло, тебе все равно придётся вызывать такси с детским…

— Михаил Кузнецов: Интересно, я спрошу у друзей, мне кажется, они вызывали обычное.

— Татьяна Буцкая: Есть риск. Ты можешь вызвать обыкновенное такси, тебе могут ничего не сказать, а есть случаи и они часто бывают…

— Михаил Кузнецов: Отказываются везти.

— Татьяна Буцкая: Отказываются везти. То есть приезжает такси: «Вы с ребёнком? Нет». Все и какой бы там ребёнок не был новорождённый…

— Михаил Кузнецов: А если зима, -30?

— Татьяна Буцкая: Именно такие мне истории писали: зима, вышла из поликлиники, ребёнок на руках, приехало такси, сказал, «нет, вы с ребёнком», развернулось и уехало. Я к чему такую длинную историю рассказываю, я понимаю, что это совершенно не к GFK, совершенно не к производителям детских товаров, я подумала, интересно, а существуют какие-то автомобильные кресла для такого общественного пользования что ли? То есть в принципе, если автомобильное кресло ты покупаешь — это товар индивидуального использования, он стоит у тебя в машине для одного ребёнка и понятно, что там все ремни безопасности настроены под него. И если он там не знаю голову склонил, слюнку пустил — это его голова, его слюнка. А тут то одного ребёнка перевезли, то другого перевезли. Нигде тебе не встречалось, ни в каких странах вот кресел для использования в такси? Куда ты мне порекомендуешь обратиться? Я думаю об этом со вчерашнего дня.

— Михаил Кузнецов: Честно, я нигде не встречал такую историю. Мне кажется, кстати, это неплохой, может быть потенциальный маркетинговый ход для производителей автокресел. Сделать какую-нибудь коллаборацию с Яндексом и чтобы они в приложении показывали.

— Татьяна Буцкая: У Cybex была такая история, это было, наверное, года три, четыре назад, когда Яндекс-такси закупило у Cybex на какие-то ярдные деньги кресел. Чем все закончилось, пишут мне люди…

— Михаил Кузнецов: Забрали два водителя.

— Татьяна Буцкая: Нет, водители не забрали, но, во-первых, им не объяснили, что их надо мыть, не объяснили, как за ними надо ухаживать. И те кресла, которые есть сейчас, они совершенно в непотребном виде.

— Михаил Кузнецов: Их надо менять, по-хорошему, каждые года два, наверное, в лучшем случае.

— Татьяна Буцкая: Их надо менять, обязательно надо обивку снимать, стирать. То есть за ними надо следить, даже самое лучшее кресло. Я считаю, что для Cybex сейчас просто антиреклама, когда такие кресла ездят в такси. За ними тогда нужен какой-то дополнительный уход, поэтому это тоже надо продумать.

— Михаил Кузнецов: Я такого не встречал, честно говоря, не сталкивался нигде, ни в европейских странах, нигде не видел такие общественные чтобы были кресла.

— Татьяна Буцкая: Я не знаю, есть же просто молокоотсосы, а есть клинические молокоотсосы. У него заложена другая мощность.

— Михаил Кузнецов: Методология работы вообще другая.

— Татьяна Буцкая: Да, часов использования.

— Михаил Кузнецов: Да. Но в автокреслах, мне кажется, я такого не видел.

— Татьяна Буцкая: Ещё с автокреслом у меня есть одна мечта, когда есть возможность, я к ней приближаюсь. Я надеюсь, я желаю, чтобы никто никогда со своим ребёнком не ездил в скорой помощи. У меня однажды был такой случай, у меня Андрюше было три года, у него случился менингит и мы с ним ехали в скорой помощи. Приехала машина скорой помощи, а поскольку менингит и ребёнок не мог лежать, лежать было тяжело, я держала его на руках и мы ехали с ним в этой скорой помощи. Там это кресло, которое подо мной ходило, у меня на руках ребёнок, которого я держала, я думала: «боже мой, сейчас, не дай бог, эта машина куда-нибудь влетит, у меня ребёнок с рук вылетит через лобовое стекло». А лежать он не мог. И у меня тогда уже появилась идея, что надо обязательно...

— Михаил Кузнецов: Автокресло в скорую.

— Татьяна Буцкая: Да, в скорую помощь надо ставить автомобильное кресло, все же мы везде их ставим. И мы очень так потихоньку к этой мечте идём, потому что это надо пройти многие...

— Михаил Кузнецов: Аккредитации.

— Татьяна Буцкая: Да, это же оборудование скорой помощи, надо посмотреть, какая история во всем мире. Но все, кому я рассказываю, даже для сотрудников скорой помощи, говорят: «да, бывают такие случаи, ребёнок не лежит, а на руках перевозить, как мы понимаем, опасно».

— Михаил Кузнецов: Я думаю, это, конечно, хорошая мечта очень, но, я думаю, сложно будет воплотить в ближайшее время, конечно.

— Татьяна Буцкая: Будем чаще об этом говорить, может исполниться. Ладно, давай мы опять переходим к автомобильным креслам. Есть такое ощущение, что сейчас стали больше покупать три в одном, «с рождения до 48 лет»?

— Михаил Кузнецов: Да, несомненно стали, но опять таки это с целью экономии скорее всего связано: чтобы не покупать через год другое кресло, люди покупают категорию автокресел, которые подходят на достаточно длительный период времени. Есть такое.

— Татьяна Буцкая: Средняя цена кресла?

— Михаил Кузнецов: Средняя цена кресла 6500 рублей на само деле. Не так уж и много.

— Татьяна Буцкая: Да, но меня даже больше коляски удивили. Коляски за 13, кресла, а кроватки?

— Михаил Кузнецов: Мы, к сожалению, кроватки не мониторим. Не могу по кроваткам тебе подсказать ничего. У нас есть ещё из крупногабаритных стульчики, но там хуже, чем в автокреслах и в колясках, там они падают в штуках и в деньгах.

— Татьяна Буцкая: Почему?

— Михаил Кузнецов: Мне кажется, с одной стороны, там, наверное, по-прежнему люди больше ходят на «Авито», «Юлу» и так далее, покупают б/у, а, с другой стороны, мне кажется, просто возможно достаточно много потребителей покупает ещё стульчики в Икее, А Икею мы не мониторим.

— Татьяна Буцкая: Кстати говоря, стульчики-то убиваются. В стульчике как ребёнка посадил в 6 месяцев, в три года ты его достал и все.

— Михаил Кузнецов: Стульчика нет.

— Татьяна Буцкая: Поэтому возможно, да, Икея вообще, конечно, растёт и судя по премии «Выбор родителей» у нас Икея появляется во всех.

— Михаил Кузнецов: Да, там и игрушки.

— Татьяна Буцкая: Да, игрушки, кроватки. Кроватки прямо несколько раз они у нас даже входили в пятёрку лидеров. Молодцы.

— Михаил Кузнецов: Я хотел ещё производителям, пока у нас время есть, если производители слушают, рассказать может быть небольшие инсайты про потребителя. Я говорил про среднего потребителя, но в детских товарах среднего потребителя очень сложно выбрать, потому что они настолько разные в некоторых аспектах. Во-первых, прежде всего, конечно, две трети покупателей товаров — это женщины. Я думаю, что в принципе не удивительно, чаще детские товары покупают женщины нежели, чем мужчины (это у нас были опросы и так далее). Второе, у женщин и мужчин абсолютно разные паттерны поведения и идеология как их привлечь. Для женщин очень важен первый опыт и если у них первый опыт с магазином или с производителем был плохой, то вероятность того, что они вернутся к этому производителю и к магазину практически нулевая. Поэтому надо делать все возможное, чтобы этот первый опыт был максимально позитивным и приятным. Мужчины же экспериментаторы, они готовы к различным экспериментам, открыты к новому и они ещё рациональны. И с ними можно и нужно разговаривать на языке промо и выгоды, потому что они с рациональной точки зрения ищут какую-то выгоду в том числе. Мало того, что от пола отличается, так ещё отличается и от возраста. Если женщины до 30 лет, у них основной консерн, беспокойство в голове, что они ничего не умеют, не хватает авторитета и они не знают, правильно ли они делают или нет что-то. И как раз таки и производители, и ритейлеры могут сыграть на этом. С другой стороны, женщины уже от 30 до 40 лет, родители, у них совершенно другие беспокойства, они испытывают стресс от большого количества дел, которые им нужно успеть сделать и им требуется помощь в оптимизации, в убыстрении этих процессов, чтобы сделать их жизнь проще. То есть настолько разные потребители.

— Татьяна Буцкая: В общем, да. То есть тогда для прямо юных родителей нужны даже может быть более олдскул такие детские товары: основательные какие-нибудь кроватки, четырёхколёсные коляски. А для таких уже опытных мам, которые с закрытыми глазами, ей какой-нибудь этот мобиль, который включил и он 15 минут играет, все, могу выпить кофе, шезлонг на тоже кнопочке — так, сейчас 15 минут у меня есть, чтобы что-то постирать. То есть они уже более уверены, более уверенно себя чувствуют.

— Михаил Кузнецов: Плюс ещё интересно для женщин, в отличие от мужчин, очень важен дружелюбный персонал, ассортимент и вообще атмосфера в магазине в том же самом. Если для мужчин это менее важно, то для женщин дружелюбный персонал — это номер один.

— Татьяна Буцкая: Да, и давайте для сетей просто скажем слово «персонал». Иной раз придёшь в сеть и кричишь: «ау, подойдите ко мне». Уж не то, что дружелюбный, хоть кто-нибудь подойдите.

— Михаил Кузнецов: Так что, чем я могу поделиться, потому что большинство из них, к сожалению, коммерческие исследования и я открыто могу делиться только некоторыми.

— Татьяна Буцкая: Хорошо. Друзья, если хотите глубоко вникнуть в рынок детских товаров, то у GFK есть различные исследования про детский товары.

— Михаил Кузнецов: Разные в рамках детских товаров: это могут быть и опросы, могут быть и розничные продажи, и домохозяйства те же самые.

Татьяна Буцкая: В общем, можно узнать про своего потребителя все, все, все, обращайтесь в GFK. Обращаетесь в аналитический центр «Выбор родителей», все, чем есть мы с вами обязательно поделимся. Спасибо огромное, время пролетело просто незаметно, сейчас мы позвоним, возьмём телефонное интервью. Вам всего самого лучшего, с наступающим вас Новым годом.

— Михаил Кузнецов: Счастливо всем.

— Татьяна Буцкая: До свидания. Сообщает «Медиаметрикс»

Выбор редактора:

Просмотров: 587
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter

Читайте также

  • 21/02

    Особенности развития и монетизации российской анимации в России и за рубежом. Интервью с экспертом

    Российские анимационные проекты с каждым годом набирают все большую популярность не только в России, но и за ее пределами. Что стоит за громкими цифрами и чем живет российская анимация сегодня? На эти вопросы ответила главный продюсер анимационной студии «100 Киловатт» Елена Маленкина.

  • 20/02

    Детская одежда из России: есть ли спрос за рубежом? Интервью с экспертами

    17 февраля 2020 вышел новый выпуск авторской программы Татьяны Буцкой «Выбор Родителей» на радио Mediametrics. В России умеют шить качественную и стильную одежду для детей, это подтверждает опыт ведущих производителей, но, чтобы разобраться в том, хотят ли видеть российские бренды покупатели других стран и континентов, Ассоциация «Выбор родителей» пригласила в студию Анастасию Василькову, директора по развитию ТМ Choupette и Валерию Киселевскую, руководителя направления по развитию экспорта детских товаров МЭЦ.

  • 19/02

    Антонина Цицулина, президент АИДТ: «Стандартизации сегодня нужен грамотный форсайт»

    Российский рынок детских товаров развивается стремительно. По данным Минпромторга, в прошлом году он достиг 780,2 млрд руб., а к 2030 г. объем экспорта продукции, как ожидается, превысит миллиард долларов. Появление крупных игроков и новых технологий, высокая конкуренция, проблемы демографии – вызовы, стоящие перед отечественными производителями, доля которых в этом сегменте составляет 27%. О том, как помочь российскому бизнесу, о проблемах отрасли и значении стандартизации рассказала президент АИДТ, председатель ТК 181 «Игрушки и товары для детей» Антонина Цицулина.

  • 14/02

    Рынок товаров для хобби и творчества переживает ренессанс. Интервью с экспертом

    Гостем авторской передачи президента АИДТ Антонины Цицулиной «Да-Игра!» на канале «Медиаметрикс» стала руководитель образовательного направления производственной компании «Арт Гамма» Ирина Кудашкина. В программе поговорили об использовании методов арт-терапии в лечении детей и том, какие возможности это открывает для промышленности. Обсудили методы интеграции собственной продукции в новые программы реабилитации детей. Задача производителей не только создать конкурентноспособный внутренний продукт, но стимулировать специалистов активно внедрять эти методики в своей работе.

  • 12/02

    О мифах и борьбе за детское чтение. Интервью с экспертом

    Писатель, переводчик, педагог и журналист Марина Аромштам в интервью рассказала о том, действительно ли современные дети читают меньше, какие новые авторы детских книг есть в России и мешает ли что-то развитию подростковой литературы.

  • 11/02

    Алексей Меркулов, коммерческий директор Animaccord: "Наша задача — сохранить аутентичность бренда в каждом направлении бизнеса"

    В прошлом году мультсериалу “Маша и Медведь” исполнилось 10 лет. Обладая успешным опытом развития собственного бренда, компания Animaccord начала выводить на рынок сторонние анимационные проекты. В преддверии выставки Licensing World Russia коммерческий директор Animaccord Алексей Меркулов рассказал о дальнейшем развитии лицензии “Маша и Медведь” и о перспективах новых проектов компании “Клео&Кукин” и Super Dinosaur.

  • 10/02

    Нина Никонова, гендиректор Смоленской фабрики детской одежды «Наше»: как меняются предпочтения родителей и приоритеты производства

    Половина объемов производства смоленской фабрики «Наше» – одежда для детей: чулочки-носочки, платья, брюки, куртки, шарфы. Смоленские носки помогают скрасить месяцы невесомости космонавтам на Международной космической станции. Как меняется социокультурная среда, потребление и экономика для российского производителя детской одежды, рассказала генеральный директор Смоленской фабрики «Наше» Нина Никонова.

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image
Перейти: Каталог брендов

Обзор новинок

News image20/02 | ООО Бейби-Трейд
Бейби-Трейд запустила коробочку Первый Зубик версия 2.0
News image14/02 | ООО Рубиком
Новинка от ТМ Maman — термометр RT-33 для измерения температуры воды и воздуха
News image07/02 | ООО Рубиком
Компания «Рубиком» представляет ручной молокоотсос Balio RH208
News image07/02 | ООО НОРДПЛАСТ
«Нордпласт» представляет серию транспорта для Barbie
News image31/01 | ООО Рубиком
Новинка от ТМ Maman — термометр для воды и воздуха Maman RT-32
News image13/01 | ООО Фабрика игрушек Мякиши
«Мякиши» представляют плюшевые новинки в серии «Разогрелок» с вишнёвыми косточками
News image23/12 | ООО Оксид
Расширение ассортимента Splash About в России: плавки-подгузники, гидрокостюмы, шапочки
News image13/12 | ООО Смарт
«Смарт» представляет в России всемирноизвестную игру LYNX
News image11/12 | ООО Смарт
Новинка от «Смарт» — коллекция наклеек и карточек Panini с героями «Холодного сердца 2»
RSS|рассылка на e-mail|разместить
Перейти: Новинки
  • Новые комментарии
  • Популярные
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2020 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.

Рейтинг@Mail.ru