Игровые технологии дошкольного образования: к детям должна вернуться свободная игра

Печать E-mail
07-11-2019 08:40 | RDT-INFO.RU

30 октября гостем авторской передачи Президента АИДТ Антонины Цицулиной «Да-Игра!» на канале «Медиаметрикс» стал Сергей Плахотников, координатор регионального проекта по дошкольному образованию ПАО «Татнефть», руководитель начальной школы ОАНО «Новая школа» г. Москва. Эксперты обсудили игровые технологии дошкольного образования.

— Антонина Цицулина: Добрый вечер, уважаемые коллеги. Это программа «Да - Игра!» и я, Антонина Цицулина. Сегодня мы продолжаем наш разговор с инноваторами, двигающими новые интересные направления, целые сегменты рынка в нашем традиционном рынке игр и игрушек. Я с большим удовольствием представляю Сергея Плахотникова, руководителя начальной школы «Новой школы». Это частная образовательная организация, работающая с очень сильным авторским проектом, мы об этом поговорим, реализующая концепцию новой школы, как нового образования. Я бы ещё хотела отметить и проговорить о том, что вы координируете региональный проект по дошкольному образованию вместе с «Татнефтью» в республике Татарстан, в городе Альметьевск, об этом много говорят и много пишут. Но сегодня я попрошу сделать акцент основной на тех ваших инновационных разработках, разработках педагогов практиков, по которым появляется совершенно новое образовательное пространство, решаются новые задачи с точки зрения конструирования и других иных интересностей. Но об этом в нашей программе. А сейчас традиционный вопрос, который я всем задаю для того, чтобы вы улыбнулись и вспомнили, что всё-таки мы про детство. Какая любимая игрушка была у Сергея в детстве?

— Сергей Плахотников: Добрый вечер, во-первых!

— Антонина Цицулина: Добрый вечер.

— Сергей Плахотников: Вы удивитесь, но я был готов к этому вопросу, поэтому я улыбнулся значительно раньше. Пожалуй, самой любимой игрушкой у меня были кубики. И родители мои были, есть инженеры, и мне кажется, это был очень хороший подарок мне, у меня был такой ящик на колёсах и в нём были кубики, из которых я бесконечно строил, которые можно было использовать в совершенно разных невообразимых местах и целях. Пожалуй, это было самое памятное. Но то, что меня родители баловали, у меня была немецкая железная дорога, у меня были танки радиоуправляемые, автоматы и прочее, прочее, это тоже факт. Но, пожалуй, самая запоминающаяся эта была игрушка. Но у меня ещё была зависть. Мы жили на даче, как москвичи, у нас была эта возможность. И на даче у меня был друг, у которого было набор силикатных кирпичей, маленьких силикатных германских кирпичей, из которых он строил, я очень завидовал ему, потому что они были как настоящие, из них можно было много чего строить. И когда уже спустя много лет практически, наверное, лет 35, я встретил нашего отечественного производителя, компанию «БрикНик», которая сделала вот эти первые кирпичи.

— Антонина Цицулина: Из студенческого проекта дипломного.

— Сергей Плахотников: Да, кстати говоря, я с ними потом познакомился, только после того, как я закупил, я их заводил в детские сады, у меня был большой эксперимент по пространственному моделированию. Вот эти детские игрушки, они у меня реализовались в мою профессиональную деятельность.

— Антонина Цицулина: Сергей, я о вас услышала несколько лет назад и после этого являюсь вашей горячей сторонницей, читаю с огромным удовольствием. Вы много лет занимаетесь, по сути, популяризацией игровых технологий в применении в образовании детей. Дадите короткую справку вообще, как сегодня во всём мире, естественно, в системе образования как сегодня применяются или куда движется весь рынок с точки зрения применения игры. Сейчас эта тема уже дошла до такого уровня, что Всемирная организация здравоохранения выпустила замечательный просто доклад о важности детской игры, в том числе, её влияния на двигательную активность детей, то, что беспокоит всех педиатров мира. И мы видим, что современные технологии, они качественно снижают двигательную активность. Расскажите об этом.

— Сергей Плахотников: Важно понимать, что игра, игра как деятельность, это очень важный период в жизни ребёнка. Без игры человек не может стать. Если он становится без игры, скорее всего, это какое-то отклонение от нормы. Человек очень такой, перекошенный получается, не играющий. Поскольку игра даёт пластику, эмоциональную пластичность, даёт физическую пластику, физическую пластичность, в отношениях человек растёт именно в игре. И игра в дальнейшем сопутствует человеку в течение всей жизни, начиная от футбольных болельщиков, которые погружаются в игру, заканчивая людьми, которые играют в ролевые игры. Я часто бываю на Бородино, я вижу этих людей, которые переодеваются в одежды, реконструируют те события.

— Антонина Цицулина: Да, и скоро киберспорт будет как олимпийский вид спорта, мы это понимаем. Везде присутствует игра.

Сергей Плахотников: Да, Comic-Con тот же самый. Игра практически пронизывает всю нашу жизнь. Это важно понимать. Человеку очень важно создавать мир, создавать миры. Это его образ, это его соответствие образу. Теперь если говорить о детях конкретно, мы очень часто начинаем использовать игру в своих корыстных целях, взрослые начинают использовать. Они понимают, что к ребёнку кроме, как через игру не достучаться, и они начинают эту игру потихонечку убивать, потому что она превращается в дедактизм или в дидактическую игру.

— Антонина Цицулина: Свободной игры нет. Сейчас мы будем играть, сидя за столом.

— Сергей Плахотников: Дети, сейчас мы будем играть, звучит, как приговор, и дети с грустью смотрят.

— Антонина Цицулина: И на самом деле, этот приговор в традиционной классно-урочной системе дошкольного образования, сейчас присутствует абсолютно везде. И как ломать эту систему?

— Сергей Плахотников: Понимаете, по приказу начать играть невозможно, вот в чем ситуация. Управленцы, которые хотят, чтобы игра распространялась, они сами должны играть. И это парадокс.

— Антонина Цицулина: Играть они не умеют.

— Сергей Плахотников: К сожалению.

— Антонина Цицулина: У Сопкина есть очень интересное лонгитюдное исследование, это один из известнейших наших социологов, который, в том числе, изучал, как взрослые играют. Взрослые страшно боятся играть с детьми, не умеют, не хотят, это доставляет им неудовольствие. Но я бы хотела немножко сюда вернуть, сейчас набирает движение во всем мире в образовательном, естественно, сообществе, это то, что к детям должна вернуться свободная игра. Люди нашего поколения понимают, это как раз те игры, которые.

— Сергей Плахотников: Во-первых, я бы хотел сказать о том, что сейчас происходит в Китае, и вот это движение, педагогическое образовательное движение Anji Play, автором которой является госпожа Чен и Джорджо Кафино из Сан-Франциско, который поддерживает, развивает, это целая штаб-квартира в Сан-Франциско есть этого движения. Так вот, это движение дошкольного образования, где детям предоставляться возможность играть в сложно организованных пространствах. И в этом смысле идеей всего этого движения является мысль о том, что всё возможно. То есть любая детская идея, она может быть реализована. И взрослый не должен мешать, он должен поддерживать. И тогда создаются сложные пространства.

— Антонина Цицулина: И развивается креативность, изобретательство, творческие люди, социальные навыки и всё остальное. Здесь если мы уже возвращаемся к специалистам всё равно организовывающим эти пространства, так или иначе в этом участвующие, возникают некие решения, мы говорим об образовательной среде, развивающей среде, мотивирующий среде, и возникают некие продукты, которые, я надеюсь, мы всё-таки сегодня обсудим. Но правильно ли я понимаю, что на последней конференции министр образования Китайской народной республики заявил о том, что они полностью убирают традиционное обучение от трёх до шести лет, дошкольное, и переводят только на игру.

— Сергей Плахотников: Да.

— Антонина Цицулина: Это же просто революция в образовании.

— Сергей Плахотников: Это революция в образовании Китая, в частности, но у нас очень много что декларируется, но не делается. А там будет делаться. Это огромная конкурентоспособность в дальнейшем этих будущих специалистов на рынке, постольку поскольку ребёнок, который до шести лет играл, который действительно мог создавать, участвовать в цикле творческой деятельности, он потом становится творцом, а не просто человеком, который воспроизводит технологии. При их дисциплине и способности играть это будет революцией.

— Антонина Цицулина: Конечно, при этом эта же программа шла, как открытая инициатива, у неё большая верифицированная выборка и результаты, и поэтому, конечно, это может быть государственная система.

Я так понимаю, что вы являетесь одним из визионеров у нас, в Российской Федерации, есть уже ряд последователей, которые разделяют такое отношение к игре. А сколько у нас в школах, людей, их пока можно пересчитать на пальцах одной руки, двух или уже побольше?

— Сергей Плахотников: Смотрите, если мы говорим о традиции Anji Play, на самом деле, она более глубокая, она уходит в начало 19-го века, эти среды создавались, свободной игры детей.

— Антонина Цицулина: Да, в том числе, можно увидеть в Монтессори, в том числе.

— Сергей Плахотников: В Монтессори в том числе, но в Монтессори достаточно дедактизма здесь. А, например, у Кэролин Пратт и Дьюи больше свободы у ребёнка. Так вот, если говорить об этой традиции, то сейчас в Альметьевске, в этом проекте, который я координирую, у нас там 90 детских садов. Но порядка 10 детских садов сейчас на своих прогулочных площадках, вот этот ростовой конструктор, который состоит из стремянок, лестниц, трапов, кубов произвели на свет своими силами, силами родителей. И дети действительно систематически работают и играют в этом пространстве. Это удивительный эффект даёт.

— Антонина Цицулина: И это как апробация вот этих 90, вы это все фиксируете. Сколько это по времени уже происходит?

— Сергей Плахотников: Здесь порядка 10 детских садов пока начали это делать.

— Антонина Цицулина: 10 садов.

— Сергей Плахотников: По времени это идёт год.

— Антонина Цицулина: То есть уже скоро пройдёте полный цикл.

— Сергей Плахотников: Я надеюсь, мы сертифицируем этот продукт у нас на территории.

— Антонина Цицулина: Сейчас мы об этом поговорим. Сейчас немножко для того, чтобы, вы понимаете, что вы создаёте, во всяком случае, в России, новый рынок.

— Сергей Плахотников: Это прецедент.

— Антонина Цицулина: Это прецедент, вы создаёте, апробируюте, значит у вас получатся положительные результаты, вы будете выводить новые продукты, новую образовательную среду, которая будет основываться на доказательной педагогике.

— Сергей Плахотников: Да, безусловно.

— Антонина Цицулина: Потому что это уже уничижительное отношение, развивающие игры, когда развивающей игрой называется абсолютно всё, за восемь уроков, за пять уроков или всё остальное. И когда говорят: покажи за 5 уроков, что ты этому делу обучаешь. И дальше получается, что это не просто голимый маркетинг, а как там говорит очень уважаемый руководитель очень уважаемого ведомства, это введение в заблуждение потребителя. Сегодня пришло то, когда мы ещё помню в 2012-м году делали вместе с агентством стратегических инициатив Форсайт по индустрии детских товаров, услуг и сервисов мы прогнозировали как раз три года назад, что появятся новые творцы. В первую очередь, это будут педагоги, практики, тренеры и все остальные, которые будут создавать новую среду. Слава тебе господи, это произошло во время моей профессиональной ещё деятельности, поэтому мне, конечно, это любопытно. Итак, появился конструктор, чтобы понимать. По сути, как продукт, у нас бизнес B2B такая среда, нас слушают, появился продукт, у которого есть методология, который проходит все необходимые шаги по апробации, который сможет, в том числе, положить в подтверждение своего образовательного эффекта на научную программу. И это уже, по сути, научный коллектив, то, что и должно быть. А дальше возникает вопрос, вот этот промышленный, этот вот ed-tech промышленный, когда его надо выводить как продукт со всеми бизнес показателями, себестоимостью, сертификацией, всем остальным.

— Сергей Плахотников: Но тут очень важно понимать, в чем революция состоит. Революция состоит следующем. У ребёнка нет возможности в нашей ситуации строить в рост, где единицей постройки пространства, которое ребёнок создаёт под игру, где единицей постройки является он сам. Это очень хорошо понятно, когда дети оказываются в комнате, самый главный строительный материал - это подушки для дивана. Это стол, это скатерть, можно залезть под стол и всё. В данной ситуации дети могут строить в рост, он могут устроить очень много, это могут быть препятствия, они могут узнавать свои возможности они могут совместно совершать некоторые действия. И это только один продукт это одна только часть. В этом смысле прогулка в детском саду станет осмысленной для детей. Потому что есть ещё один второй важный этап, это рефлексия. Дети погуляли, дети много чего сделали, у них было много идей, они их реализовали. А потом воспитатель проходит рефлексию, а как это происходило. Это хорошая качественная идея госпожи Чен и это особая технология. Вторая составляющая или второй продукт, о котором можно говорить, это бабашки, то есть это..

— Антонина Цицулина: Почему бабашки?

— Сергей Плахотников: Почему бабашки.

— Антонина Цицулина: Кто их так назвал?

— Сергей Плахотников: Бабашкой назвал мой друг очень хороший, это родитель из нашей школы. Мне кажется, это очень точное название, потому что мы не побоялись, от него Русью пахнет, с одной стороны, от самого названия.

— Антонина Цицулина: А у меня прямо персонаж должен появиться, бабашки, бабашку хочется нарисовать.

— Сергей Плахотников: Я понимаю. Это пробел, это брусочек, пробел в литерах, когда набирали текст. Мне кажется, это очень мощная метафора.

— Антонина Цицулина: С точки зрения анимации бы посмотреть.

— Сергей Плахотников: Ребёнок начинает работать с пустотой, и когда видит эти блоки деревянные, из берёзы сделанные или из лиственницы, которых много, они избыточна.

— Антонина Цицулина: У нас из лиственницы можно делать, он не выделяет смолу, спросить надо будет у специалистов. Из берёзы да, это замечательно.

— Сергей Плахотников: По крайней мере, из берёзы точно, из лиственницы у нас тоже есть опыт производства.

— Антонина Цицулина: Липа да, а лиственница не помню.

— Сергей Плахотников: Хорошо, кстати, надо уточнить.

— Антонина Цицулина: Кстати, это не хвойное?

— Сергей Плахотников: Лиственница хвойное.

— Антонина Цицулина: Тогда смотреть надо, она может выделять смолы. Но это специалист, это мы проработаем.

— Сергей Плахотников: Ель, сосна разве не идут?

— Антонина Цицулина: Нет, они не идут, потому что она течёт, они начинают выделять и поэтому для детства где-то есть прямой прямые ограничения в мебели, в игрушках. Я профан, но надо посмотреть. Я знаю, что они не используются, поэтому хорошо используют берёзу, липу и всё остальное, традиционные.

— Сергей Плахотников: Хорошо, вот эти бабашки, они позволяют строить в рост уже внутри группы или внутри дома. Мой ребёнок просто постоянно играет в это во всё. И дети, нам удалось в Альметьевске сделать прецедент такой, что у нас уже более, чем в 50 детских садах есть эти конструкторы. Это большой дефицит, потому что кубиков не было. У нас последние кубики умерли где-то в конце семидесятых годов, потому что в шестидесятые годы было производство...

— Антонина Цицулина: Конструктор Поликарпова, Краснокамская фабрика деревянной игрушки как тогда разработали, так он и есть, он и производится. Там другая комплектность, а так он есть.

— Сергей Плахотников: И вот это ростовое конструирование позволяет ребёнку быть внутри того, что он построил.

— Антонина Цицулина: У современных кубиков, все педагоги тоже жалуются всё время, у них нету трёх размеров, то есть нет маленький, большой и средний. Есть только маленький и большой, и вот это был очень большой запрос, потому что у нас сейчас возрождается и появляются запросы на деревянную игрушку, потому что растёт экотренд, какая-то такая есть новая волна, есть компании, которые производят и делают. Но они делают эти традиционные кубики одного, в лучшем случае двух размеров. Пойти на какой-то большой объём, понятно, на это должен возникнуть спрос, должен возникнуть рынок. И тогда можно говорить о том, как вы выводите. Как вы сейчас выводите, сколько он стоит, где можно купить, где он стоит. Как вы пошли в бизнес модель, расскажите, потому что сейчас уже где можно сказать, а где можно купить, куда звонить, сколько стоит.

— Сергей Плахотников: Пока мы ограничились Фэйсбуком, у нас есть страница на Фейсбуке, Бабашки, так и называется.

— Антонина Цицулина: Я перепощу.

— Сергей Плахотников: Где представлена та комплектность, которая есть. Более того, мы предлагаем методическое сопровождение всей этой идеи и обучение педагогов. У нас сейчас будет семинар за другим. Более того, я провожу вебинары, где происходит обучение. Поскольку эти блоки сами по себе, во-первых, они рабочий материал, ребёнок знает, что с ними делать. Но есть ещё второй момент, это социализация ребёнка, поскольку дети в группе начинают строить то, что они видят вокруг. И вот эти выходы группы детского сада вовне, которые позволяют потом, придя в группу, реконструировать магазин, всё что угодно, мосты, башни.

— Антонина Цицулина: Вернулись к бизнесу, сколько стоит, где купить.

— Сергей Плахотников: Сколько стоит.

— Антонина Цицулина: Этот комплект вместе с сопровождением, он сколько стоит.

— Сергей Плахотников: Комплект стоит сейчас 56.000.

— Антонина Цицулина: Включающий в полном объёме всё внутри, методическое и поддержку.

— Сергей Плахотников: Если говорить про методическое сопровождение, пока оно у нас не уложено сюда в стоимость комплекта.

— Антонина Цицулина: Надо укладывать.

— Сергей Плахотников: Будем укладывать. Но пока у нас только старт, у нас производство начало работать вовне только буквально три недели назад.

— Антонина Цицулина: То есть у вас даже дистрибутора нет эксклюзивного, вы вообще зелёные, к вам надо приходить.

— Сергей Плахотников: Пока ещё абсолютно зеленые. Но в этом смысле мы очень благодарны проекту «Татнефти». Такие конструкторы производить сильно невыгодно, поскольку они очень крупные, крупномеры.

— Антонина Цицулина: Что значит невыгодно, подождите. Мы с вами уже поняли, что на это есть спрос. Перестаньте мне ломать бизнес модель, я уже её полюбила. Я уже поклонник бабашки, я вижу в этом рынок, извините, я не последний эксперт на этом рынке. Просто он требует других инвестиций с точки зрения технологий, продвижения и всего остального. После этого можно говорить об оптимизации каких-то расходов, затрат на всё это дело, и себестоимость ещё даже нельзя, это чистый стартап наукоемкий.

— Сергей Плахотников: Это правда.

— Антонина Цицулина: С образовательной методологией, с перспективой. Мы видим, что на такую образовательную среду сейчас есть запрос, а вот чтобы сформировать спрос, это уже другая история, по которой надо уже маркетинг и всё остальное. Вы нашли производство уже.

— Сергей Плахотников: Мы нашли производство, оно находится в Татарстане. Я сейчас ещё ищу производителя в Костроме, поближе к Москве.

— Антонина Цицулина: Почему в Костроме?

— Сергей Плахотников: Потому что там есть и деревообрабатывающие предприятия, которые достаточно гибкие.

— Антонина Цицулина: В Ульяновске есть, и в Нижнем Новгороде.

— Сергей Плахотников: Понимаете, в чем дело.

— Антонина Цицулина: Нет, я люблю Кострому, почему Кострома.

— Сергей Плахотников: Я объясню почему. Потому что мы ещё не договорились с ними, они ещё не дали согласия, но нужен достаточно большой заказ для того, чтобы они перестроили производство.

— Антонина Цицулина: Коллеги, если вы не возьмёте этот заказ, я найду другое производство, из Костромы заберу этот заказ. Привет Костроме.

— Сергей Плахотников: Хорошо. Смотрите.

— Антонина Цицулина: Большой заказ — это сколько?

— Сергей Плахотников: Я думаю, что для старта это было бы порядка 100-150 комплектов. То есть это где-то заказ в 3-5 млн. Есть ещё один продукт очень важный для нас, который мы выстрадали с годами. Это физкультурный комплекс.

— Антонина Цицулина: Подождите, давайте по бабашкам. Мне кажется, такой заказ совершенно спокойно, извини, пережуёт и не подавится, это Москва. Которая может себе позволить, и она понимает, что сегодня развивающая среда системы дошкольного образования, все понимают, но кто себе может позволить, только ряд. Это важный этап, в том числе, социализации детей.

— Сергей Плахотников: Вы имеете в виду с точки зрения заказа.

— Антонина Цицулина: Заказа, с точки зрения оснащения, и у нас сейчас прямо есть целые образовательные комплексы, которые уже конкурирует с точки зрения этой средой. Поэтому вы зарегистрированы, как юридическое лицо, и вы должны зарегистрироваться на портале поставщика Москвы и московской области для того, чтобы педагоги имели возможность вас заказать в рамках госзакупок. Потому что, на самом деле, для группы детского сада это вполне приемлемая цена, понимая, что в нее можно дальше играть. Это общая игротека и все остальное. Вы не рассматривали такой рынок, как открытый рынок развлечений, давайте по этому продукту доработаем до конца. Для того, чтобы была польза. Я люблю в нашей передаче, это такая публичная консультация для того, чтобы такие же разработчики замечтательные, которые слушают, понимают, если у Сергея Плахотникова получилось, значит у меня точно получится. И наша задача, чтобы таких стало как можно больше. Сейчас активно развивается открытое общественное пространство, игротеки, у нас уже 37 железнодорожных вокзалов открывают игротеки, и я думаю, что РЖД себе тоже сможет позволить.

— Сергей Плахотников: Я думаю, что вполне может.

— Антонина Цицулина: По-моему, пора сходить в инновационный центр РЖД. А дальше частные инвесторы, как в торговом центре, помните, открыта стройка, в Авиапарке или не помню где.

— Сергей Плахотников: В Авиапарке открыта стройка, но там американские конструкторы. Это пластик дутый такой.

— Антонина Цицулина: Пластик дутый, я понимаю, потому что его надо мыть, его надо обрабатывать, это следующая история, какой должен быть этот продукт. На дерево тоже можно обрабатывать, все нормально.

— Сергей Плахотников: Да, если оно покрыто соответствующе. Там ещё есть одна тема, что эти детали тяжёлые достаточно.

— Антонина Цицулина: Не утащат домой, это хорошо.

— Сергей Плахотников: Они не утащат домой. Когда ребёнок строит в группе детского сада, он всё-таки проходит период адаптации к этому материалу, он понимает правила, и мы знаем, что ждать от тех или иных детей. Когда дети приходят играть внешние, тут есть тема безопасности.

— Антонина Цицулина: Я согласна, но с другой стороны, с точки зрения логики развития этого продукта, сохраняя какую-то эту историю, вполне возможно, что на определённом этапе ваш продукт может стать не деревянным.

— Сергей Плахотников: Может стать, но тогда мы экологичность потеряем.

— Антонина Цицулина: Сейчас полимеры меняются на растительное сырьё, и извините, уже даже те же кирпичики Брикник могут стать большими, или это может быть из макулатуры сделано. Это следующее. Но в принципе, что мы понимаем, что у этой идеи крупного, объёмного конструктора с определённым количеством геометрических фигур, в которых есть логика, сценарий от игры, всего остального, там есть технологическая цепочка, как он будет разрабатываться. И ваша задача сейчас максимально масштабировать этот продукт для того, чтобы вы могли снизить себестоимость. Вы заинтересованы в представителях ваших, в развитии и всё остальное?

— Сергей Плахотников: Да, конечно.

— Антонина Цицулина: Куда обращаться? Бабашки Facebook.

— Сергей Плахотников: Бабашки Facebook. Смотрите, где это работает очень здорово. Мы на выставках выставлялись, когда, мы видим, как дети живы подходят и начинают играть. Но тут очень интересный момент, очень интересное взаимодействие между родителями и детьми происходит в этот момент. И мы понимаем, что семейные центры, например, если создавать места, где дети вместе с родителями.

— Антонина Цицулина: Да, это всё, что сейчас частное образование, досуговые центры, клубы и всё остальное, где всё равно так или иначе присутствует педагог организатор, и это всё организуется. Мы же с вами понимаем, что досуговая, развлекательное сфера для детей, она всё равно на этапе своего развития будет образовательная. И там не будут ставить только аниматоров, потому что родители у нас сегодня на что ориентированы? На умный досуг. Это надо немножко подождать, это так будет.

— Сергей Плахотников: Это правда, но подлинное образование возникает в тех точках, где есть ситуация риска. И мы этот риск должны допускать, и мы должны понимать, что такое образовательный риск или допустимый образовательный риск. И как выстраивать эту ситуацию. У нас есть про это очень чёткое и внятное понимание. Поэтому про досуг нужно думать, но наши продукты, они всё-таки про образование, в первую очередь.

— Антонина Цицулина: Слушайте, это не противоречит, давайте мы договоримся, перестанем оправдываться и поймём, что это просто следующий этап развития системы образования, тогда, когда мы говорим об открытом образовании, доступном образовании и образовании для всех, то из закрытых школах сейчас мы видим, это очень хорошо видно на новых детских площадках. Где внутри вот этот крупногабаритный продукт, который уже интегрирован в природную среду, с природными материалами. Поэтому для инвесторов это очень важно, какая будет перспектива. И когда мы говорим, что у нас рынок всего 44.000 детских садов, 47.000 школ, где есть начальная школа, для него это не рынок. Тогда мы говорим о других странах. Я сейчас всем коллегам очень сильно рекомендую с точки зрения методики, банальной сертификации, маркировки и всё остальное, сразу рассматривать экспорт. Потому что я точно знаю, что в Казахстане назарбаевские школы, это их история, они просто болеют такими продуктами, и ряд наших уважаемых стран, Азербайджан или всё остальное, они активно работают с этим новым образовательным пространством. То есть мы закрываем на этом это обсуждение, а дальше переходим, ещё какие направления и продукты.

— Сергей Плахотников: Школа диалога с препятствием, раз уж мы про риск поговорили. Мы мы устанавливаем физкультурные комплексы, причём внутри помещения мы их устанавливаем.

— Антонина Цицулина: Почему не снаружи?

— Сергей Плахотников: Снаружи мы тоже готовы устанавливать, но пока нет инвесторов, что поставить первый. У нас отличный есть проект.

— Антонина Цицулина: Есть ограничения с точки зрения технического регулирования, по возрасту вы не приходите. Это надо снимать это ограничение. Почему, потому что мы видим, что запрос на здоровый образ жизни, запрос на повышение двигательной активности. Должно стоять чуть ли не на всей тропинке, где ходят дети и взрослые для того, чтобы стимулировать их двигательную активность. Расскажите вот эту вашу уникальность этой разработки, этого продукта.

— Сергей Плахотников: Смотрите, если говорить про цель, которую мы добиваемся внутри этого сложно организованного пространства, которое действительно сложное, когда входишь в него. Это не, извините, я скажу грубо, может быть, не обезьянники внутри торговых центров, где ребёнок, не дай бог, травмируется, всё мягкое, там дети могут только столкнуться, там нет ситуация риска и преодоления, и в этом смысле встреча со своими возможностями. У нас всё это есть. Это действительно джунгли, это действительно сложное пространство, в котором ребёнок сталкивается со своими возможностями, во-первых, и выходит на уровень оправданного риска. Почему называется это направление школы диалога с препятствием. Потому что мы очень учим ребёнка входить в диалог с препятствием. Родители всё время усложняют: ну давай ещё повыше, давай ещё повыше. У ребёнка нет способности упростить, сделать проще, у него вообще такой мысли даже не возникает. Ему никто не позволяет этого делать. А мы позволяем. Он регулирует интенсивности, на него направленные внутри этого пространства. И главная цель - это научить детей придумывать такие двигательные задачи, которые бы учитывали возможности всех участников группы.

— Антонина Цицулина: Вы знаете, я хочу, я всё-таки очень сильно болею, потому что вижу, что сейчас у нас в России создаётся новый рынок услуг для детей, это развлекательные центры такой направленности, есть такой прямо апологет — это Павел Ковшаров, который развивает Zаманию, который очень сильно озадачен, в том числе, безопасностью, полезностью, всё остальное. Я думаю, что вам обязательно надо будет встретиться, потому что это прямо правильная история. Но мне, знаете, ещё что понравилось, я вообще вижу у этого продукта очень огромный международный потенциал, потому что это феноменально, когда я посмотрела, ничего не поняла. Когда я поняла, что там дети от пяти лет...

— Сергей Плахотников: От трех.

— Антонина Цицулина: От трех, как же мы будем это сертифицировать, будем думать, как это делать, надо научное исследование здесь. Видит комплекс для трёхлеточки, пятилеточка для пятилеточки, семилеточка для семилеточки, это просто на грани фантастики. Как это придумали, кто это придумал.

— Сергей Плахотников: Придумал этого Сергей Реутский в своё время, хотя мы понимаем, что ноги растут от Никитиных, у которых возникли первые домашние физкультурные комплексы. Но этот комплекс значительно сложнее и это благодаря разработкам Сергея Кондакова, компания «Биом+», поскольку там есть узел внутри этой конструкции, который позволяет делать вариативные конструкции.

— Антонина Цицулина: То есть вы можете его упростить, сделать маленький, вообще идеальная система, когда может серия быть.

— Сергей Плахотников: Их установлено по стране уже более сотни этих комплексов.

— Антонина Цицулина: Я не буду спрашивать про сертификаты. Мы должны срочно сделать им сертификаты и пусть они устанавливаются, конечно.

— Сергей Плахотников: Я думаю, что за этим будущее, хотя сейчас мы даже обучили первых...

— Антонина Цицулина: Вы зарегистрировали торговую марку?

— Сергей Плахотников: Да.

— Антонина Цицулина: Слава тебе, господи.

— Сергей Плахотников: Мы обучили первых специалистов сейчас, они сертифицированные, они работают уже в госшколах, эти специалисты. В этом смысле в этом продукте мы двинулись значительно дальше, хотя он ещё сложнее, чем бабашки в производстве, значительно сложнее, потому что это металлоконструкции.

— Антонина Цицулина: Да, сейчас появляется, по сути, что везде вам нужен очень серьёзный партнёр, промышленный партнёр, который, в том числе, соинвестирует, потому что это оснастка, где-то пресс-формы, где-то какие-то компьютерные программы. Конечно, это сертификация, материалы и всё остальное. То есть правильно ли я понимаю, что вы развитие своей организации и вашего авторского коллектива видите, как компания-разработчик, методологическое, то есть научное сопровождение, методологическое сопровождение внедрения, доработка этого продукта. И для вас сейчас нужен инвестор, это может быть стратегический инвестор, финансовый инвестор, либо промышленный партнёр. Либо, наоборот, какой-то партнёр, который занимается поставками для того, чтобы вы могли начинать производить это оборудование, модифицировать и всё остальное. Там ещё, наверное, задумок огромное количество.

— Сергей Плахотников: Я думаю, что ещё очень важно наличие социально ответственного предприятия, например, какого-то регионального, который понимает, что детские сады нужно поднимать. В «Татнефти» это произошло. «Татнефть» в этом выступила таким инициаторам, и мы пошли на это, и это очень здорово. Потому что за счёт того, что подняли уровень образовательной среды в детских садах Альметьевска, мы ещё и продукт развили за счёт рефлексии.

— Антонина Цицулина: Давайте не забывать, что у нас до 24-го года началась реализация приоритетных инвестиционных проектов, по которым выделяются очень существенные деньги и именно на новую среду, в том числе, на школы-новостройки, где теперь обязательно должно быть дошкольное образование. И эти деньги уже можно увидеть, и на 20-21-23-й год их будет ещё больше. А со следующего года уже заработает очень жёстко приоритет для российских производителей, по которому сегодняшний интегратор, сегодняшние поставщики, которые здесь работают, они увидят, в том числе, и таких разработчиков, как вы. А дальше это сама система образования, это эти уникальные педагоги, как я люблю Татьяну Данилину говорить или ещё ряд коллег в регионах, которые ищут и которым нужны вот эти решения. То есть здесь сейчас мы можем говорить о том, что вот эта учебная, техническая промышленность начинает формироваться в системе образования, потому что есть запрос родителей, есть потребности у специалистов педагогов практиков, есть, уже появляются некоторые решения, которые необходимо выводить на международные рынки. Я очень надеюсь на фонд, который сейчас для ed-tech проектов инициировал РВК. Мы все ожидаем, что он в этом году заработает, который, в том числе, сможет инвестировать в такие проекты, как ваш. Я с удовольствием вам рекомендую в этом участвовать.

— Сергей Плахотников: Мы будем в этом участвовать, безусловно, но хочется быстрее уже.

— Антонина Цицулина: Хорошо, то есть сейчас можно обратиться и можно проработать ваш вот этот продукт, как продукт.

— Сергей Плахотников: Да, безусловно, это так. Более того, у нас столько материала.

— Антонина Цицулина: Но в нём, когда я приезжала, спасибо вам огромное за экскурсию, как это в «Новой школе» происходит, это коллаборация, мы сидели разговаривали, пришли коллеги, которые занимаются нейропсихологией, научными исследованиями и всё остальное. Мы же видим, что там помимо образовательных эффектов и социальных эффектов, в образовании без социальных эффектов никуда, очень большой потенциал с точки зрения коррекции, реабилитации и решения каких-то проблем к тому, к чему мы говорим, это правило профилактика.

— Сергей Плахотников: Не только профилактика, это действительно реальная коррекция, потому что я, как профессиональный психолог, работал на физкультурном комплексе, он у меня он был в частном центре стоял, один из первых мы поставили. И мы запускали речь у четырёхлетних детей на комплексе, потому что регуляторная функция речи запускаются раньше, чем информационная, а регуляторная, это «дай», «принеси», «отнеси». Комплекс как раз так устроен, что ребёнок просто туда проваливается, он забывает, там подсознание начинает работать, и речь запускаются очень эффективно.

— Антонина Цицулина: Мы тогда проговорили о том, что хорошо было бы провести научные исследования, и их надо делать лонгитюдные, то есть и дальше продолжать. Почему, потому что, если мы увидим определённые эффекты, надо будет через год к этому вернуться, мы можем тогда какие продукты ставить в перечень средств реабилитации. И тогда это уже второй рынок, который сейчас активно финансируется государством, и он финансируется даже больше. Здесь тогда, если это инновационные разработки, тогда уже можно говорить о тех проектах, которые, в том числе, поддерживает Сколково. Потому что у них там всё, что связано со здравоохранением, с реабилитацией, там очень интересное направление. Здесь три рынка. Здесь рынок образования, то, в чём вы всё понимаете и где вы всё понимаете, как он будет развиваться, как во всем мире. И к нам это дело придет, слава богу, быстрее бы с такими людьми, как вы. Второе, это рынок реабилитации, потому что он самый близкий, он активно финансируется государством и увеличивается. И третий рынок, это свободный рынок B2C, это рынок бизнеса, это развлечения, которые его возьмёт в этом плане. Скажите, пожалуйста, я правильно понимаю, что сейчас у вас это идёт на уровне каких-то ваших способностей серьёзного исследователя, практика, научного руководителя, вы в этом всём варитесь. В вашей команде уже есть маркетинг, менеджмент?

— Сергей Плахотников: Да, у нас есть молодые ребята, которые сейчас зашли и начали заниматься. Это буквально мы очень вовремя к вам попали, я очень вовремя к вам попал.

— Антонина Цицулина: Да что вы, я какое к этому имею отношение? Натолкнула на мысль?

— Сергей Плахотников: У нас реально сейчас, на самом деле, сейчас стартап, потому что пришла молодая команда менеджеров и рекламщиков, которые начали заниматься системно этими вопросами. Более того, у нас сейчас подтянулась наука, у нас проведены первые замеры, нейромоторная диагностика проведена, Наталья Лунина, это директор института нейрофизиологии.

— Антонина Цицулина: Я думаю, что мы уже в следующем научном нашем сборнике, в июне у нас будет с вами конференция «Игровая культура современного детства», я думаю, что мы уже сможем представить первые результаты. Во-первых, потому что это уже вы пройдёте полтора года, здесь пройдёте полгода, для первого этапа исследований, методология, ее уже надо представлять. Почему, потому что, я считаю, что все школы, все центры, неважно, которые приобретают этот продукт, они должны включаться в эту научную сеть. То есть если мы говорим о наукоемком продукте, то это беспрерывный процесс, и эта вся реализация, это всегда апробация и всегда обратная связь, как его дальше доработать. Пообещайте мне, что вы это дело не упустите, это важно, это будет вашим конкурентным преимуществом при выходе на зарубежные рынки. У нас осталось три минутки с вами. В принципе, вы осознаёте, какая это глобальная задача, что вы на себя взвалили, или уже некуда деваться?

— Сергей Плахотников: Вы понимаете, в чем дело, здесь есть два плана. Один план такой экзистенциальный, мои мечты. Мечта у меня такая, чтобы кубики были во всех детских садах, ростовые кубики. Просто она очень конкретная, и я всё время её мечтаю, если можно, так сказать. Это, с одной стороны. С другой стороны, деваться некуда, потому что есть уже команда, есть педагоги, которые работают по методике, есть производство, которое не должно стоять. Просто это уже механизм, который толкает вперёд.

— Антонина Цицулина: Отлично. Отлично, потому что, когда мы говорили, и слушала я вас год назад, вы очень сильно выросли прямо за этот год, я прям радуюсь очень. Отлично. Скажите, пожалуйста, нас сейчас слушает энное количество разработчиков, те, которые находятся или о которых вы уже на недосягаемой для них сегодня высоте. Тем не менее, если у них есть разработка, что вы им посоветуете, куда идти, с чего начать. Какие две ошибки, которые вы допустили, вы бы сегодня не сделали.

— Сергей Плахотников: Одиночки не выживают, это первая важная такая вещь, нужна команда, нужно кооперироваться. У нас много изобретателей одиночек, которые никуда не двигаются. Это грустная история. Второй момент, это умение донести свою идею, она должна быть простой, достаточно простой. У нас очень много сложностей в голове, к сожалению. Научиться доносить свою идею, это такая вторая. Ну и третья такая, мечта должна быть в голове очень реальная.

— Антонина Цицулина: Мечта есть, деньги будут. Сергей, огромное спасибо. Вы знаете, так наши 45 минут пробежали, я даже не успела, у меня такой ощущение, что мы просто 15 минут с вами проговорили. Уважаемые коллеги, я рада ещё раз представить, с нами сегодня был Сергей Плахотников, координатор регионального проекта по дошкольному образованию «Татнефти», руководитель начальной школы, частной школы «Новая школа». Я так понимаю, что мы всё больше и больше будем видеть научно-практические коллективы, которые переформатируют, переструктурируют под запросы нового образования вот эти все образовательные продукты, среды и всё остальное. Я думаю, что в конце концов, ваши кубики будут не только деревянные.

— Сергей Плахотников: Бабашки.

— Антонина Цицулина: Наши бабашки пойдут по всему этому пути. Мы продолжим, если у кого-то есть вопросы, вы можете нам присылать, я думаю, что Сергей с большим удовольствием на это ответит. Вскоре мы уже открываем наш научный сборник, который должен собрать эти новые исследования, направления, разработки. Если у вас есть, рады будем вас видеть. В июне, я думаю, что в рамках нашей международной научно-практической конференции мы поиграем в бабашки, в том числе.

— Сергей Плахотников: Это правда.

— Антонина Цицулина: Это надо будет посмотреть.

— Сергей Плахотников: Мы и по комплексу можем полазать в школе диалога с препятствиями, потому что у нас есть мобильные конструкции, мы можем привезти.

— Антонина Цицулина: Дальше мы продолжим, в том числе, с вами по снятию ограничений. Потому что если есть на это запрос, то вся регуляторная система, либо научные исследования в сфере гигиены, либо физиологии, либо эргономики, они должны выстроить стандарты под то, что дети должны отработать свои двигательные активности, я думаю, что это мы с вами решим. Мы не успели с вами проговорить такую тему, связанную с тем, что дети сейчас хотят быть в естественной среде и играть природными материалами, либо с какими только коробками, камешками, со всем остальным, эта среда должна быть безопасной. Но здесь мы должны поменять своё отношение к опасности, но это большой другой разговор, я думаю, что мы в следующий раз об этом поговорим, может быть, даже в другой студии. Уважаемые коллеги, пролетели наши 45 минут, наша программа «Да - Игра!», сегодня постаралась я вам представить те новые рынки, которые казались вчера неочевидными, начинают, во-первых, получать своих лидеров. Их уже можно посчитать, их уже можно не просто спрогнозировать, а под них уже появляются инвесторы. И я думаю, что для нашей игрушечной, традиционной игрушечной промышленности это очень большой, не просто уже сигнал, а нужно собираться, бежать, ваши кубики должны увеличиваться в размерах либо уменьшается, становиться магнитами, виртуальными, разговаривать, менять окраску, цвет и характер, и говорить, а дальше превращаться в круги. С вами была я, Антонина Цицулина. Жду вас на нашей следующей передаче, мы продолжим говорить о новых проектах, ориентированных на развитие и воспитание наших замечательных детей. Спасибо. Публикует канал «Медиаметрикс»

Выбор редактора:

Просмотров: 336
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter

Читайте также

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
Перейти: Каталог брендов

Обзор новинок

News image12/11 | ООО ДЕСЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
«Десятое королевство» расширило ассортимент досок для выжигания
News image29/10 | ООО Бум Бэби
Boom Baby представляет линейку матрасов NewBaby
News image29/10 | Сонный Гномик
«Сонный гномик» дополнил линейку инновационных больших меховых конвертов моделью Орион Макси
News image28/10 | ООО Смарт
«Смарт» представляет новинку — настольную игру Монополия «КХЛ» сезон 2019-2020
News image25/10 | ООО РОКСИ
ROXY-KIDS представляет новинку – блокиратор на окно
News image21/10 | Полесье
Фабрика «Полесье» выпустила серию автомобилей «Городской транспорт»
News image17/10 | ООО Рубиком
Новинка от ТМ Maman — набор посуды для кормления малышей от 6 месяцев
News image16/10 | ООО ДЕСЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
«Десятое королевство» расширило ассортимент домашних кукольных театров
News image16/10 | Полесье
Стать настоящей принцессой Disney с новыми наборами для творчества от фабрики «Полесье»
RSS|рассылка на e-mail|разместить
Перейти: Новинки
  • Новые комментарии
  • Популярные
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2019 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.

Рейтинг@Mail.ru