Юлия Тархова, гендиректор компании «Дидактические системы»: Мы сейчас видим дезориентированность со стороны преподавателей в школе, потому что они не знают, какое им нужно оборудование

Печать E-mail
01-11-2019 07:25 | RDT-INFO.RU

22 октября гостем авторской передачи Президента АИДТ Антонины Цицулиной «Да-Игра!» на канале «Медиаметрикс» стала Юлия Тархова, генеральный директор компании «Дидактические системы», известного производителя учебного оборудования в России.

— Антонина Цицулина: Добрый день, уважаемые коллеги! В эфире передача «Да – Игра!» И совместно с Ассоциацией предприятий индустрии детских товаров мы продолжаем увлекательнейший разговор, говорим с лидерами нашего рынка о том, как они развивают свои предприятия, сой продукт, делятся своими ошибками и достижениями. И сегодня у нас в гостях Юлия Тархова – генеральный директор компании «Дидактические системы». Я вот думаю, сказала ли я перед этим главную фразу: компания – один из основателей такого сложного, высокотехнологичного и наукоемкого рынка как рынок учебного и лабораторного оборудования для системы образования. Добрый день, Юля!

— Юлия Тархова: Добрый день!

— Антонина Цицулина: У нас есть такие вопросы, которые относятся абсолютно ко всем гостям нашим и спикерам, независимо от того, какой продукт они производят и что они делают. Вот, когда Юля была маленькая, какая была ее любимая игрушка, во что она любила играть?

— Юлия Тархова: Моя любимая игрушка, она, на самом деле, хранится до сих пор у моих бабушки и дедушки – это плюшевый медвежонок. Он, конечно, находится сейчас в очень ветхом состоянии, но все глазки, носик – всё на месте. И, когда мы приезжаем их навещать с моими детьми уже (это их правнуки), бабушка бережно достает из целлофанового специального мешочка этого медвежонка, и моя младшая дочка с удовольствием с ним играется.

— Антонина Цицулина: Хочу тебе рассказать, есть специальные мастерские, где его можно реставрировать, потому что, конечно, я понимаю, сколько ему лет, и такие игрушки раритетом уже передаются из поколения в поколение. Но пусть приезжают и пусть играют, потому что, я думаю, что сейчас это уже такая символичная игрушка, и для бабушки с дедушкой это тоже очень важно, чтобы медвежонок был у них.

— Юлия Тархова: Да, там отведено ему специальное место, так что…

— Антонина Цицулина: Да, очень много таких историй, когда игрушка становится частью истории семьи, истории взросления детей, люблю очень эту тему. Возвращаемся к Юле и возвращаемся к замечательной системе с отличным названием «Дидактические системы». Расскажи, пожалуйста, ведь компании уже не один десяток лет, как она создавалась, кто стоял у основания создания компании?

— Юлия Тархова: Да, мы в этом году празднуем 30-летие компании.

— Антонина Цицулина: Какого числа?

— Юлия Тархова: У нас точного числа нет.

— Антонина Цицулина: Надо определить.

— Юлия Тархова: В 89-ом году далеком было создано первое совместное тогда советско-австрийское предприятие по производству учебного оборудования. Было оно создано на базе Бауманского университета, и с российской стороны возглавляли его сотрудники кафедры гидропневматики и приводов. Мой отец был, собственно говоря, руководителем этого предприятия, что занималось учебным направлением, а австрийская сторона предоставляла оборудование. По сути дела, для них это была возможность выхода на тогда советский рынок. Но спустя 5 лет сотрудники предприятия поняли, они встречались с промышленными предприятиями, потому что они на тот момент были основными заказчиками учебного оборудования. Это было перестроечное время, денег, естественно, на сферу образования не было практически вообще, и поэтому предприятие выживало только за счет заказов со стороны учебных центров промышленных предприятий, которые на тот момент переоснащались. Первым был «АвтоВАЗ», там ставили автоматизированную линию по сборке автомобилей, а специалистов, которые могли бы эту линию обслуживать, в Советском Союзе не было. И поэтому они были вынуждены открыть свой учебный центр, и запросили создать учебное оборудование, потому что промышленного оборудования у них много, но учить на нем нельзя. Это была главная тема и тренд, с которыми мы столкнулись и поняли, что вот он, рынок учебной техники! То есть учебное оборудование, оно должно быть, но каким? Собственно говоря, вандалоустойчивым, в нем должны быть заложены неисправности определенные – ну, это такой заказ для нас, собственно, поступил.

— Антонина Цицулина: То есть это такой был умный симулятор, в том числе, с возможностью ошибок?

— Юлия Тархова: Это была настоящая промышленная линия, такая же, какая стояла в цеху, но в нее были внесены неисправности, которые чаще всего встречались. И нам нужно было, собственно говоря, научить рабочих эти неисправности исправлять; написать методические пособия преподавателю, как вводить эти неисправности многократно, как многократно можно было бы чинить. То есть это такая вот…

— Антонина Цицулина: …специфика этого направления.

— Юлия Тархова: …специфика, да, под специфику этого направления. И в то же время мы должны были разработать такую учебную программу, чтобы она была краткосрочной, потому что обучать в течение трех-четырех лет – такое рабочему было, конечно, невозможно. И вот с этого, собственно говоря, все и началось. Потом к нам обратился завод «Северсталь», который в массовом порядке готовил сварщиков. И сказали, что нам нужно разработать такой тренажер, чтобы его можно было устанавливать в обычное помещение, где не требовалась бы вентиляция; чтобы не приходилось работать с газом, потому что он опасен, и неподготовленного человека, так скажем, допускать до реального сварочного оборудования нельзя; но при этом чтобы горела реальная дуга; чтобы не было никаких расходных материалов, потому что они дорогостоящие; чтобы не плавился металл, но при этом…

— Антонина Цицулина: Это уже чистый НИОКР!

— Юлия Тархова: Да, то есть, действительно, мы делали НИОКР. И вот, собственно говоря, разработали тоже такой тренажер, где горит реальная электрическая дуга, но не плавится электрод…

— Антонина Цицулина: Запатентовано?

— Юлия Тархова: Да, мы его, естественно, запатентовали. При этом он подключается к компьютеру, компьютер отслеживает различные параметры сварки, углы наклона электрода, то есть отрабатываются первичные моторные навыки, после чего уже специалист подготовлен, он понимает, как удерживать эту дугу, и идет, действительно, на полигон, где уже работает с реальным оборудованием. И, что интересно, вот такие запросы на это учебное оборудование поступили со стороны промышленности, но потом вот этот же тренажер сварщика получил огромное распространение и спрос со стороны именно образовательных учебных учреждений, колледжей, и сейчас все колледжи в нашей стране имеют этот тренажер.

— Антонина Цицулина: Здорово!

— Юлия Тархова: Но это за 30 лет…

— Антонина Цицулина: Но это то достижение, которое вызывает уважение, вызывает уважение с точки зрения – вы такое прямо идеальное предприятие. Мы только сейчас говорим, что ведущие научные школы, работающие в этом сегменте, там кадры промышленного роста, вот они должны создавать эти наукоемкие производства, и вот таким образом отрабатывать и создавать запросы заказчиков. Оказывается, есть отечественный производитель, который 30 лет это уже успешно делает. Поздравляю вас с этим! Все-таки назовите мне дату, когда вы будете праздновать?

— Юлия Тархова: Обязательно Вас пригласим!

— Антонина Цицулина: Это такая хорошая дата, потому что, по сути, 30 лет – это вся наша постсоветская промышленность, это первые те компании, которые в то страшное время инвестировали в производство, и это, конечно, подвиг, на мой взгляд! Хорошо, а как от таких вот больших («АвтоВАЗ», «Северсталь»), вот каким образом вы дошли до жизни такой? Я помню прекрасно того 6-летнего мальчика, который с огромным удовольствием работал с этой дугой в этой стильной маске, в которой мимо проходящие девочки модельной внешности фотографировались. Как вы дошли до жизни-то такой, до детской?

— Юлия Тархова: Да, этапы у нас были такие. В 2001 году Российская Федерация получила первый кредит Международного банка, и в 2003 году был запущен первый нацпроект «Образование», как раз деньги которого пустили на модернизацию системы среднего профессионального образования. Оператором выступил Национальный фонд подготовки кадров. Мы с ним очень активно работали, потому что 50 % этих денег было направлено на административную реформу, а 50 % было направлено на материально-техническое переоснащение учебных учреждений. И когда НФПК запросил учебные учреждения, что вы хотите, собственно говоря, на эти деньги закупить, то получил отклик такой, что они, собственно говоря, и не знают, что им нужно? Вот это к вопросу, когда…

— Антонина Цицулина: …так давно у них ничего не было, поэтому дайте хотя бы что-то, потому что все будет востребовано!

— Юлия Тархова: И когда на них свалилось: «На тебе денег, а что ты на них купишь?» – они все оказались в растерянности, потому что преподаватели не знали, к сожалению, опять-таки требования промышленности современной, потому что мастера производственного обучения со старой школой, и не понимали, собственно говоря, что требуется? И тут, собственно говоря, мы помогли со своим опытом работы с промышленными предприятиями и с их учебными центрами составить эти вот проекты по переоснащению учебных заведений. Достаточно успешно они у нас были реализованы, и под, собственно говоря, потребности рынка мы разработали еще целую линейку учебного оборудования.

— Антонина Цицулина: То есть, по сути, вы сейчас вот в экосистеме объединяете очень важные знания (в том числе, маркетинговые) с точки зрения запросов промышленности вот этого сегмента образования и даже, наверное, начального этапа, понимая, какие там технологии будущего будут. Так, пошли дальше…

— Юлия Тархова: Да…

— Антонина Цицулина: Какие вы все правильные-то! Про ошибки обязательно поговорим!..

— Юлия Тархова: Обязательно! Конечно, и ошибок было очень много. И самое главное, что мы назвались «Дидактические системы», потому что дидактика, если перевести, то это чему учить (ну, если так просто) и как учить? И поскольку мы работаем на стыке, собственно говоря, вот этой промышленности и образования, то мы понимаем, чему учить, потому что мы чувствуем запрос от промышленности, а как учить, мы работаем с учебными учреждениями, с преподавателями, то есть мы понимаем, как составить эту учебную программу доступной для преподавателя. То есть, собственно говоря, учебное оборудование в нашем понимании – это целый учебно-методический комплекс, то есть это само оборудование (железка), вокруг которого есть определенная методическая обвязка, которая состоит из специализированного программного обеспечения, методических пособий, учебных практикумов для студентов, то есть это целый комплекс. Само по себе (железка) вот это учебное оборудование, в нашем понимании оно должно быть, естественно, максимально приближенное к реальному, потому что, если это игрушка или это непохоже, то это неинтересно никому с этим работать. То есть оно должно быть интересное, современное, оно должно быть вандалоустойчивое, оно должно быть адаптировано под использование в учебном процессе в учебных классах…

— Антонина Цицулина: …для детей определенного возраста. Я имею в виду детей, подразумевая, что это может быть и 18-летний студент, и это может быть 14-летний подросток, или 10-летний…

— Юлия Тархова: Совершенно верно! И даже вот у нас есть линейка оборудования, например, те же самые станки (токарный, фрезерный) с ЧПУ – это целая линейка, которая рассчитана под использование в разных уровнях образования. То есть для школ это одни станки, для колледжей это другие станки, а для ВУЗов это третьи станки. Почему разные? Потому что там разные стоят системы защиты, соответственно, разные точности, потому что это оборудование рассчитано на работу разных… так скажем, разных пользователей, детей разного уровня подготовки.

— Антонина Цицулина: Юля, я имею счастье быть знакомой с командой и с теми людьми, которые писали книги, научные труды, вот те, как Вы называете, методички, а мне кажется, у вас прямо уже целая школа, которая есть. И, к сожалению, не все это знают, потому что на сайте не всегда представлена эта библиотека, с которой вы работаете. Мне кажется, это очень важно, и к 30-летнему своему юбилею можно как бы поднять вот эту всю замечательную историю. Не каждый знает про «Дидактические системы». Мне кажется, я про вас много знаю, но копать и копать, спрашивать и спрашивать… Продолжим. Мне кажется, у вас есть компетенция, которая не представлена должным образом. Я поясню. И это не критика, это, наверное, тоже какой-то определенный этап и определенный запрос от рынка, который должен быть. И мы это сейчас очень сильно увидели при развитии движения WorldSkills, при развитии кванториумов. Вот новые системы (дополнительного, в том числе) образования, мы понимаем, этот сегмент будет… вне школьного образования будет развиваться. А у вас эти компетенции есть. А вот когда вы описываете вот этот продукт, вы… все отлично с точки зрения методички, за вами определенный опыт, который подтверждается, в том числе, патентами на изобретения, имеющие международную новизну, авторское право. Но вот то, чего не хватает, а мне кажется, за этими сервисами будущее, это стандартизация именно технического сопровождения, то есть оказание этих сервисов и услуг в полном объеме. Вот Вы говорили, что оно должно быть заточено под потребителя определенного возраста, в том числе и безопасно, в том числе, я так понимаю, что это все-таки коллективное (это класс). Педагог один, а у него может быть 30 и 40 детей, здесь тоже есть какая-то специфика. Вот не думали ли вы, что сейчас этот рынок находится на том этапе уже строительства и развития и, в том числе, инвестирования под национальные проекты, что мы уже можем себе это позволить. Вот я приведу пример, Вы мне как-то говорили, что по техническим характеристикам сейчас уже есть и конкуренция, какое оборудование качественное, какое некачественное, какое лучше… Какой-то Вы привели такой пример, он меня очень сильно задел, это связано с 380 там буде вольт, либо 220. Вот расскажите об этом, и какое Ваше видение (мы не договорили тогда)?

— Юлия Тархова: Ну, собственно говоря, когда пошла первая волна нацпроекта, и колледжи начали закупать большое станочное оборудование, закупить-то закупили, а потом, когда столкнулись с монтажом, оказалось, что нужен, например, специальный пол, чтобы установить большой промышленный станок, или он такой по габаритам, что не проходит в дверные проемы, и нужно элементарно сносить стенку в помещении. Мало того, когда снесли стенку, занесли, стенку заложили, оказалось, чтобы подключить этот станок, напряжение сети должно быть 380 вольт. И, собственно говоря, это тоже дало нам толчок развития, что мы начали думать, а какое, собственно говоря, оборудование станочное оптимально для детей, какие задачи оно решает? Нам нужно выучить оператора, например, на станках с ЧПУ. Он должен знать конструкцию станка, он должен уметь программировать станок. Дальше, чтобы проверить свою программу, нужно подойти к этому станку, выполнить ряд технологических операций. Мы пришли к тому, что этот станок может быть меньше в габаритах, точность, допустим, достаточна не до тысячной микрона, а до сотых…

— Антонина Цицулина: Это же на цену влияет…

— Юлия Тархова: Конечно! Мощность шпинделя, она не должна быть какой-то безоблачной, потому что мы не собираемся производить продукцию однотипную в тысячах экземпляров, это одна-две единицы, чтобы проверить, собственно говоря, правильно ли написана программа. Столкнулись с тем, что малогабаритные станки, если и были на тот момент какие-то, то в них не было одного – это автоматической смены инструмента. Это достаточно дорогостоящий такой элемент, но он существенен при написании программы.

— Антонина Цицулина: Мы все прекрасно понимаем, что у нас есть бюджет у образования, но он, конечно, не бесконечен (скромный).

— Юлия Тархова: Собственно говоря, проанализировав это, мы выступили инициатором такой вот разработки и сделали вот эти малогабаритные учебные станки с ЧПУ. Разработали вот эту револьверную головку мини, которая в этот маленький станок встает, и у нас тоже эти станочки с автоматической сменой инструмента. Плюс собрали преподавателей, разработали учебные программы, причем они у нас даже с почасовым учебным планом, как это внедрить, если это в рамках урока технологии, в рамках доп. образования, то есть разные задачи в разный временной промежуток на этих станочках можно решать. И, конечно же, цена! Если промышленный станок стоит от 10 миллионов рублей, то наш станок стоит от полмиллиона рублей. Есть разница?

— Антонина Цицулина: Ничего себе, какие вы молодцы! Смотри, я тут в логике о чем подумала, ведь есть как бы первый этап – это сам этап закупки, а дальше ведь есть затраты на содержание его, и здесь, конечно, технологические вот эти параметры имеют большое значение. К сожалению, у нас в системе государственных закупок, а мы сейчас в Ассоциации проводили с профильным комитетом (что я тебе говорю, ты об этом знаешь), проводили мониторинг по государственным закупкам по национальным проектам и вышли на ряд серьезнейших проблем. И одна из проблем, а как просчитать эффективность использования этого оборудования, например, когда устанавливается срок эксплуатации, вот как за пределами государственного контракта, когда осуществлена уже эта поставка, организация может совершенно легко и свободно заказывать донастройку, обновление либо еще чего-то? Мне кажется, здесь надо упрощать, особенно, для наукоемкого высокотехнологичного оборудования. А сейчас именно такой запрос под приоритетные национальные проекты для того, чтобы модернизировать инфраструктуру школ и закупить туда самое лучшее оборудование, на котором будут обучаться наши дети. Вот сейчас как происходит? Вот поставили вы это оборудование, все настроили, обучили, запустили, госконтракт закончился, а дальше что?

— Юлия Тархова: Ну, мы социально ответственное предприятие, безусловно, и поэтому…

— Антонина Цицулина: То есть вы за свой счет дальше поддерживаете, обслуживаете это оборудование?

— Юлия Тархова: …мы за свой счет поддерживаем, обслуживаем, причем зачастую даже поставляем расходные материалы (просто вот какие-то остатки, допустим, материала с нашего производства) бесплатно.

— Антонина Цицулина: Но это неправильно!

— Юлия Тархова: Это неправильно, совершенно верно! Но, к сожалению, реалии рынка образования до сегодняшнего момента были такие. Плюс огромная проблема – это нехватка преподавателей, например, которые могут работать.

— Антонина Цицулина: Это очень большая проблема, мы сейчас ее обсудим. Давай все-таки вот на этом остановимся, зафиксируем, потому что это очень важно, и это ряд тех инициатив, которые мы вместе с коллегами можем внести. Почему? Потому что, во-первых, это должно быть в правовом поле, потому что здесь вот вы как социально ответственное предприятие это делаете, а с точки зрения конкуренции вас можно в этом обвинить и, в том числе, эту образовательную организацию. Поэтому это однозначно должно быть осуществлено каким-то договором, даже если оно будет проводиться, вы на себя берете эту ответственность, у вас должно быть такое… вернее, не у вас, у образовательной организации должно быть право с вами работать в легальном поле. Второе – мы должны понимать, что на этапе эксплуатации этого оборудования, конечно, предприятиям необходимо закупать какие-то дополнительные, потому что дети, они же такие, у них даже бетонные ступеньки протираются, что уж там говорить об этих головках, которые тоже ломаются. Это вот хороший диалог к предстоящим нашим всем мероприятиям технического комитета по стандартизации, в том числе, а какие должны быть стандарты как на сам продукт, так на сервис, его сопровождающий, либо на услуги; какой должен быть срок ли эксплуатации, какие-то требования по коллективному применению для того, чтобы сохранить вот тот принцип, о котором (огромное тебе спасибо) ты сейчас рассказывала; каким образом вы выясняете потребность заказчика и создаете необходимые материалы и, в том числе, документы (я вот считаю, необходимо делать), которые позволят вот эту экосистему поддерживать в достаточном состоянии, потому что мы понимаем, что у нас сейчас еще более серьезные идут инвестиции со стороны государства в оснащение? Я тебе хотела сказать, чтобы ты рассказала на примере системы колледжей, мастерских вот этих, которые сейчас уже пошли и в мастерские в школе – это очень интересный кейс, как будет выстраиваться этот рынок?

— Юлия Тархова: Ну, собственно говоря, да, благодаря той политике образовательной, которая сейчас проходит (это ранняя профориентация детей, это инженерные классы в школе), безусловно, мы реагируем на этот запрос со стороны рынка и предлагаем некие, так скажем, образовательные траектории, которые можно внедрить в учебный процесс уже в школе либо в кружках доп. образования. У нас есть очень интересное решение по детскому заводу, например, то есть это, фактически, завод полного цикла…

— Антонина Цицулина: Где он стоит?

— Юлия Тархова: Он стоит… так скажем, несколько школ сейчас пилотных закупили, вот эту, собственно говоря, лабораторию детского завода.

— Антонина Цицулина: В каких регионах?

— Юлия Тархова: Вы знаете, у нас в этом году огромный спрос со стороны Дальнего Востока, Сургута…

— Антонина Цицулина: В общем, Дальний Восток рулит?

— Юлия Тархова: Да, вот эти регионы закупают. И, действительно, очень интересно реализована образовательная траектория, что в рамках урока технологии в школе ребята проходят азы и просто знакомятся, играют, а в рамках доп. образования (кружков) они уже углубленно изучают отдельные, так скажем, цеха этого завода (те, которые больше понравились).

— Антонина Цицулина: Построй свой завод! Понятно…

— Юлия Тархова: Да, то есть, начиная с разработки, с чертежа: в компьютере они чертят изделие, потом они делают прототип на 3D-принтере, потом они делают литейные формы, отливают свое будущее изделие, смотрят, как оно будет в реалии, потом делают обдирку на токарных и на фрезерных станках, потом они это изделие используют в сборке мехатронного модуля… То есть это такая мини фабрика автоматизированная, которая эти же изделия сортирует, программирует контроллеры…

— Антонина Цицулина: Я думаю, что надо идти в Союз машиностроителей, я думаю, что это должен появиться какой-то такой, знаете, в хорошем смысле, досугово-развлекательный центр, где можно построить, спроектировать свой завод и поработать на заводе. Классная история для Москвы, для ВДНХ!

— Юлия Тархова: Они к нам обращались в свое время (Департамент инвестиций и инноваций города Москвы)…

— Антонина Цицулина: Я думаю, что надо строить такое! Детский завод – это крутая история! Молодцы!

— Юлия Тархова: Да, это очень здорово!

— Антонина Цицулина: Давайте вернемся к этому вопросу, давай поговорим про рынок учебного оборудования, вот какой он? Я так прямо понимаю и подтверждаю, вы, с точки зрения отечественного производителя, являетесь, безусловным лидером, компанией, которую уважают, компанией, даже на которую уже обижаются, что вот с таким опытом и со всем остальным… Имеете право! Я все время говорю: «Ну, и что, крупным лидерам распуститься что ли?» Но все-таки, вот что из себя он сейчас представляет, с точки зрения производства, зарубежных игроков, и как он дальше будет развиваться, и какова точка входа сейчас на это рынок для новых компаний?

— Юлия Тархова: Ну, Вы знаете, рынок очень специфический. На самом деле, развивается он, конечно, сейчас очень динамично. Опять-таки мы называем учебным оборудованием разные категории, так скажем, товаров, не всегда она, конечно, этим учебным оборудованием является.

— Антонина Цицулина: Конечно!

— Юлия Тархова: С точки входа, Вы знаете, сейчас очень много (опять-таки, благодаря той государственной политике, которая есть) молодежных стартапов-разработчиков, которые что-то новое придумывают. Причем эти вот разработки, они рождаются, как правило, вот в этих кружках технического творчества, когда просто замечательный преподаватель, работая с детьми, что-то сам изобрел, сделал, и у него есть эта вот железка, с которой он работает, и, в то же время, методическая обвязка, и достаточно успешно он со своими детками это все дело реализует.

— Антонина Цицулина: Вы работаете с такими разработчиками?

— Юлия Тархова: Вы знаете, мы с удовольствием таких разработчиков ищем, с ними работаем и стараемся их поддерживать…

— Антонина Цицулина: …платите им деньги, заключаете договоры, авторские каким-то образом.

— Юлия Тархова: Да, безусловно!

— Антонина Цицулина: Молодцы!

— Юлия Тархова: Ну, вот один, например, из успешных наших последних проектов. Достаточно интересные разработчики, ребята, которые всю жизнь занимались мультипликацией. Есть свои наработки, сами сделали какой-то мультипликационный станок, который из себя представляет ряд подсветок, какое-то крепление для камеры. И, в общем, замечательные методические разработки по тому, как работать в дошкольных учреждениях вот с этой анимацией перекладной, кукольной. И вот они к нам обратились, говорят: «А вот у нас… вот мы работали в своей студии… а вот сейчас соседняя студия хочет… а вы можете вот нам такой, допустим, станок сделать?» Ну, мы посмотрели, внесли свои правки с точки зрения технологичности изготовления и дешевизны изготовления этого вот станка, учли их пожелания как опытных пользователей по люменам этого света, по качеству раскадровки и так далее. И у нас сейчас получился замечательный продукт – это мультстудия, которая вот уже… мы выпускаем тысячный экземпляр ее в продажу.

— Антонина Цицулина: Ничего себе!

— Юлия Тархова: Да, это за полгода.

— Антонина Цицулина: Отличные полгода! Она уже в вашем ассортименте, то есть вы ее уже поставляете?

— Юлия Тархова: Она уже в нашем ассортименте, мы ее поставляем. И вот, собственно говоря, были поданы документы тоже на получение патента, и вот учебной вот этой всей траектории, собственно говоря, тоже все вот эти авторские права.

— Антонина Цицулина: А вот мы прошлый раз, когда встречались, говорили о том, что, в принципе, «Союзмультфильм» сейчас очень хочет со своим контентом сделать такой маленький «Союзмультфильм». Встречались ли вы с ними, или так вот дальше, кроме телефонных переговоров, всё?

— Юлия Тархова: Мы обменялись контактами и договаривались, что встретимся, но, к сожалению, очень загружены с двух сторон. Но очень хочется встретиться, потому что, мне кажется, что это была бы очень интересная история.

— Антонина Цицулина: Ну, я чувствую, что мне надо там… Юлиана Слащёва, ты меня слышишь? Я тебе запощу потом в Фейсбуке. Я тогда ей говорила, что, если Вы не встретитесь, то, значит, я вас приглашу к себе в гости на чай, значит, с меня «Коровка» (конфетки), а с вас маленький «Союзмультфильм». Конечно, это здорово! Ну, я к хорошему, если кто-то из студии, придет маленький «Дисней», значит, сделаем маленький «Дисней», правильно?

— Юлия Тархова: Точно!

— Антонина Цицулина: Потому что это здорово, и детям будет интересно! Вот им нужен целый комплексный этот вот мир, поэтому меня так зацепила вот эта тема про маленький завод. Детям, им не так будет интересен отдельный станок, который, сейчас мы видим, что есть прямо запрос на маленькие станочки. Я думаю, что когда-нибудь вы выйдете на потребительский сектор, не только на рынок госзакупок частного либо государственного образования. Кстати, а как сейчас частное образование?

— Юлия Тархова: Частное образование развивается очень динамично, но тут, знаете, другая возникает проблема. Мы занимаемся разработкой учебного оборудования для подготовки технических специалистов. Технический специалист – хорошо, если он у нас называется инженер, инженер – это престижно более-менее, сейчас государство пытается повысить престиж инженерного образования. Но все же, если говорить о частном, то они больше ориентируются на подготовку специалистов в области экономики, права (считается, что они будут больше востребованы), лингвистические направления.

— Антонина Цицулина: Да, именно поэтому…

— Юлия Тархова: И, конечно, деньги на подготовку специалиста в области экономики, права и лингвистики нужны намного меньшие, нежели чем для подготовки технического специалиста, с точки зрения того же самого оснащения. Если мы читаем курс по бухгалтерскому учету, нам нужен компьютер и программа по бухгалтерскому учету. Если мы готовим инженера, то нам нужно совсем другое оснащение и совсем по-другому подготовленные кадры.

— Антонина Цицулина: Ну, с точки зрения, вот, если говорить о станкостроении, вот прямо о станках как станках, потому что у вас же есть и другие продукты, я недавно была в Санкт-Петербурге на российском производстве, в котором 3 российских производителя делают свои образовательные робототехнические наборы. В первую очередь, мы, конечно, очень надеемся на международный потенциал таких компаний как ROBBO, TRIG. И я смотрела, там у них практически уже полный цикл, у них просто сборка, как это говорят, из замечательной страны, из замечательных комплектующих. Но что меня потрясло больше всего – это автоматическая эта вот линия, которая из вот этих магнитных полосок наносит ту самую жидкость. Я все время думаю, это как придумать такой станок, как вот это все у него сделано? Вот эта инженерная мысль вызывает просто благоговение! Поэтому я считаю, что, при всем нашем цифровом производстве и всем остальном, даже если у нас будут виртуальные когда-то полностью станки, нам нужны будут тут и инженеры, и технологи. И сейчас научно-техническое творчество детей и молодежи находится на каком-то вот следующем витке развития тех технологических решений, которые требуются. Скажите, пожалуйста, вот здесь все равно же уже, если, уходя от колледжей, ну, как-то все понятно. Мы даже знаем, что некоторые промышленные предприятия своего технолога, либо своего инженера в каком-то городе, особенно, в периферии, каждое утро возят на такси, лишь бы только он работал. И он иногда получает, есть такой кейс, больше директора завода. Есть уже такое, мы это видим.

— Юлия Тархова: Да, к сожалению, такое есть.

— Антонина Цицулина: А я не думаю, что это к сожалению. Я думаю, что это очень будет работать на престиж этой профессии, а свято место пусто не бывает, значит, туда пойдет молодежь, она себя там увидит, значит, и оборудования «Дидактических систем» понадобится гораздо больше. Поэтому здесь надо поднимать престиж и говорить, что мастер, токарь – это…

— Юлия Тархова: …звучит гордо!

— Антонина Цицулина: …звучит гордо! Тем более, что сейчас токарь – это уже и программист, в том числе. Интересен вот это кейс, потому что в этот год активно стали возрождаться мастерские в школах. Вот об этом немного расскажи, пожалуйста…

— Юлия Тархова: Начали возрождаться, но, к сожалению, мы не участвовали в каком-то таком массовом оснащении таких мастерских по ряду объективных причин. Нет четкого понимания со стороны заказчика, что должно быть в мастерской.

— Антонина Цицулина: Ну, может быть, начало? Может быть, 20-й, 21-й? Может быть, это та дискуссия, по которой надо встречаться, надо разговаривать?

— Юлия Тархова: Безусловно, нужно встречаться и нужно разговаривать, потому что мы сейчас видим немножко такую дезориентированность со стороны преподавателей в школе, потому что они не знают, какое им нужно оборудование? Если директор принимает решение о закупке, то преподаватель не знает, как его использовать, как внедрить в учебный процесс? Это маленькое количество часов, которые отведены на уроки технологии, то есть преподаватель не успевает ввести детей в курс дела, ознакомить с какими-то системами…

— Антонина Цицулина: То есть, по сути, она должна системой каким-то образом дополняться?

— Юлия Тархова: Обязательно! Потому что, если мы говорим об использовании высокотехнологичного любого оборудования, то для работы с ним нужно подготовиться. Все равно нужны какие-то базовые знания иметь, инструкцию по безопасности…

— Антонина Цицулина: По сути, это должен быть какой-то центр коллективного использования, может быть?

— Юлия Тархова: Наверное, да. Но, опять-таки, законодательство, к сожалению, сейчас и в колледжах, и, я думаю, что в школах такая же система: нет возможности (административной возможности) взаимодействовать колледжам друг с другом, например, использовать площадки друг друга, финансового нет, так скажем, обеспечения для этого. То есть, если элементарно нужно детей перевезти из одной площадки на другую, потому что та более оснащена, например, по одному направлению, другая…

— Антонина Цицулина: Так называемое сетевое взаимодействие…

— Юлия Тархова: Сетевое взаимодействие, совершенно верно!

— Антонина Цицулина: …о котором мы говорим, но его надо активно внедрять и администрировать.

— Юлия Тархова: Внедрять и администрировать, потому что оснащенность есть на соседних площадках, есть в ВУЗах, опять-таки в колледжах…

— Антонина Цицулина: …даже на производствах.

— Юлия Тархова: …и на производствах, в том числе.

— Антонина Цицулина: …либо в «Кванториум».

— Юлия Тархова: Не хватает часов тоже для этого.

— Антонина Цицулина: Либо оно должно быть открыто и работать тогда, когда заинтересованные дети приходят туда самостоятельно, то есть система дополнительного образования. Мы ожидаем в ближайшее время выпуск большого постановления Российской Федерации, которое определит, что в рамках приоритетных национальных проектов и госзакупок, значит, будет практически по всем категориям товаров (учебного оборудования, и детских, и игрушек, и массы того, что закупается) приоритет для российского производителя. И здесь, конечно, очень большая нам всем предстоит задача, и мы понимаем, что такие серьезные инвестиции, которые вливаются, и такие серьезные ограничения, они приведут к тому, к чему приводят в других отраслях – это к локализации. Вчера состоялась комиссия по иностранным инвестициям, и там глобальные компании сказали, что они заинтересованы в локализации здесь. Это определенная конкурентная среда для российского производителя. Но, тем не менее, мы должны понять, а что такое российский производитель; а какой уровень локализации должен быть; а как мы вообще, в принципе, относимся к контрактному производству, полному или какому-то промышленному циклу; а как интеллектуальная собственность влияет по своим показателям на это вот уровень, российский ли он производитель? Я думаю, что нам как профессиональному сообществу надо уже вырабатывать свое понимание, как мы это дело видим? И получается, что для «Дидактических систем», вы можете вернуться то, с чего вы начинали. Я думаю, что мы с тобой недостаточно, знаешь, о чем поговорили? О той вот этой вашей деятельности уже в современных условиях. Вы сто процентов инновационное предприятие, то есть вся ваша деятельность – это, по сути, НИОКР (ежедневный, каждодневный, сто процентов производства), правильно?

— Юлия Тархова: Ну, фактически, да. То есть это разработка, это какая-то очень маленькая серия, и потом новая разработка.

— Антонина Цицулина: То есть, по сути, вы работаете уже в модели (то, к чему сейчас большие, крупные предприятия в других отраслях и подотраслях, в том числе, в индустрии детских товаров, будут переходить): у вас, по сути, персональное решение для вашего заказчика. Иногда эта персонализация, например, для нашей категории детской – это обеспечение безопасности, вот эти ваши все эргономичные и совершенно необыкновенные решения, которые вы делаете, или вот эти ограничения по скорости вращения, либо еще что-то, позволят вам быть очень конкурентноспособными. Вы крутые!

— Юлия Тархова: Да. Но, к сожалении, вот опять-таки то законодательство, которое сейчас есть в рамках государственных закупок, вот эти все вкусные моментики,-нюансики, к сожалению, мы не можем впихнуть в техническое задание, в конкурсную документацию, потому что они, получается, ограничивают конкуренцию.

— Антонина Цицулина: Я вижу здесь одно решение, по которому точно не ограничат конкуренцию, и предлагаю Вам возглавить соответствующую отраслевую группу в рамках того подкомитета, который мы сейчас с Мипросвещения делаем в рамках нашего технического комитета, она касается безопасности. Вот есть решения общие, которые могут быть стандартизированы, и всегда лидеры определяют по своим технологиям эти стандарты, а по ним уже идут вторые, третьи. И, к сожалению, это иногда подсказка для ваших конкурентов, но, на какой-то период, ваше конкурентное преимущество. Но все, что касается безопасности ребенка при… с этим оборудование (неважно, 16, 18 ему лет у нас, ребенок в Российской Федерации 18 лет включительно). А во вторую очередь это очень важно образовательному сообществу, потому что за каждого ребенка, который находится в этом классе, в этом колледже, либо в этом кружке, отвечает кто? Педагог и руководитель образовательной организации. И я думаю, что здесь наша точка интереса совпадает. А все вот эти технические какие-то характеристики, я думаю, что нам как раз здесь стоит совместно принимать решение, в том числе, с конкурентами и глобальными компаниями с точки зрения, знаете, оптимизации использования, экономии какой-то. И, на самом деле, в инфраструктурных листах, которые разработали в нацпроекте «Образование», я увидела 2 очень серьезные графы, которые позволят здесь сделать какую-то, знаете, такую профессионально-социальную справедливость. Это срок эксплуатации, это обслуживание, это расходные материалы и иные вот эти особенности, которые уравняют эту недобросовестную конкуренцию. Потому что сегодня анализ показывает, что до 65 % идет падение при госзакупках, и сразу возникает вопрос с точки зрения долговечности использования этого оборудования, его безопасности, вообще, в принципе, из какого оно сектора пришло (из белого, либо из серого)? Большой, серьезный разговор, Юля, и я думаю, «Дидактические системы» к нему готовы.

— Юлия Тархова: Мы готовы подключиться, поделиться своим опытом.

— Антонина Цицулина: Скажите, а вот в госзакупках (сейчас увидела, у нас буквально осталась минутка на этот вот совет, но, тем не менее), мы видим, что на этот рынок приходят новые участники, которые повышают конкурентность и выигрывают эти лоты. Вы работаете, вы заинтересованы в таких вот дистрибьюторах, интеграторах?

— Юлия Тархова: Конечно! Нам очень важно сосредоточится на собственном производстве и на серийном выпуске, на новых разработках. И поэтому мы приглашаем к сотрудничеству региональные компании, которые работают в своем регионе, которые знают заказчика, которые готовы обучить своих специалистов для как раз такого сервисного постгарантийного обслуживания. Поэтому мы готовы посотрудничать, звоните, пишите, кто заинтересован, мы всегда открыты.

— Антонина Цицулина: Спасибо большое! Я думаю, что мы бегом, галопом по Европам пробежались с тобой по таким большим глобальным темам. Я все-таки думаю, надо нам продолжить, может быть, в формате интервью, может, подключить команду разработчиков. Потому что для меня вот осталась недокрученной история, как вы работаете с разработками, с инновациями? Это очень важно! Вы как крупное промышленное предприятие здесь можете быть тем инвестором, который в это дело вложится всем своим опытом и поможет вывести на рынок. Мы не поговорили с точки зрения, как стандартизируются, и какие наилучшие технологии должны применяться в том рынке будущего? Вот пообещай мне, что мы обязательно с тобой, в дополнение к нашему сегодняшнему диалогу, продолжим!

— Юлия Тархова: Обещаю!

— Антонина Цицулина: Уважаемы коллеги! Традиционно, заканчивая нашу увлекательную программу, спасибо большое! Со мной была Юлия Тархова – генеральный директор ЗАО «Дидактические системы». Пишите, звоните, мы ответим на все вопросы! Если кто-то из разработчиков работает в этом сегменте, присылайте свои разработки, мы постараемся помочь тем, чем всегда славилась наша организация, которая открыта для всех участников. Пишите свои темы, вопросы, и всего вам хорошего! А, Юля, Вам спасибо за интереснейший эфир!

— Юлия Тархова: Спасибо Вам большое! Публикует канал «Медиаметрикс»

Выбор редактора:

Просмотров: 576
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter

Читайте также

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image
Перейти: Каталог брендов

Обзор новинок

News image13/12 | ООО Смарт
«Смарт» представляет в России всемирноизвестную игру LYNX
News image11/12 | ООО Смарт
Новинка от «Смарт» — коллекция наклеек и карточек Panini с героями «Холодного сердца 2»
News image28/11 | Полесье
Новинка от фабрики «Полесье» — игрушечный самолёт-истребитель «Шторм»
News image26/11 | ООО Бейби-Трейд
Новинки ЭКО-товаров для детей в линейке бренда ZerO-99
News image21/11 | ООО Рубиком
ТМ Maman представляет цифровую видеоняню Maman VB606 с монитором в виде смарт-часов
News image12/11 | ООО ДЕСЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
«Десятое королевство» расширило ассортимент досок для выжигания
News image29/10 | ООО Бум Бэби
Boom Baby представляет линейку матрасов NewBaby
News image29/10 | Сонный Гномик
«Сонный гномик» дополнил линейку инновационных больших меховых конвертов моделью Орион Макси
News image28/10 | ООО Смарт
«Смарт» представляет новинку — настольную игру Монополия «КХЛ» сезон 2019-2020
RSS|рассылка на e-mail|разместить
Перейти: Новинки
  • Новые комментарии
  • Популярные
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2019 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.

Рейтинг@Mail.ru