Маркировка: разбирайтесь сами

Печать
26-09-2019 08:16 | RDT-INFO.RU

Главную проблему участники рынка видят в том, что в процессе маркировки возникает много технических проблем из-за неготовности систем производителей, дистрибьюторов, продавцов и контролеров к бесперебойной совместной работе.

16057 1

Реформа российской системы маркировки товаров находится в самой бурной стадии: десяток товарных групп уже пережили внедрение, еще десяток — на подходе. MarketMedia разбирался в множестве проблем, которые решают ретейлеры и производители, внедряя маркировку.

Маркировка — способ борьбы с контрафактом, который в России практикуют с 2016 года. Сначала она затронула самые проблемные товарные группы — шубы и алкоголь. А сейчас рынок переживает вторую волну маркировки: в список включили табак, одежду и обувь, лекарства, автомобильные покрышки, молочную продукцию, духи и многое другое.

Независимо от товара суть маркировки сводится к тому, что на производстве устанавливают оборудование, которое позволяет наносить коды на товар (в случае с лекарствами и сигаретами — на коробку, в других товарных группах — на этикетку). Для импорта коды наносят за пределами России: или в стране производства, или на таможенном складе. Система накапливает информацию о товаре с момента его выпуска до момента выбытия (продажи) на кассе. В результате бизнес-процессы становятся прозрачными, рынок избавляется от нелегальной продукции, а производители и ретейлеры повышают эффективность своей работы. Это в идеале. Реальность несколько иная. Трудности, с которыми сталкиваются производители и ретейлеры, обсудили участники конференции «IT в ретейле».

«Нас загоняют в тиски маркировки. Хотим мы этого или нет, со временем маркировать будут все. С точки зрения государства это большое благо. Но у бизнеса своя точка зрения», — делится IT-директор ГК «Обувь России» Дмитрий Карпенко. По его словам, главная беда в том, что в процессе маркировки возникает много технических проблем из-за неготовности систем производителей, дистрибьюторов, продавцов и контролеров к бесперебойной совместной работе.

Пронесет не пронесет

У каждой программы маркировки есть тестовый период. Длится он 1-2 года. «Это время дается участникам рынка для того, чтобы они могли подобрать технические решения, их испытать и отладить. Но не все производители и продавцы используют это время с умом», — сетует руководитель проекта маркировки и прослеживания табачной продукции ЦРПТ Ян Витров.

Как рассказал IT-директор компании «Абрау-Дюрсо» Сергей Усик, когда рынок готовился к маркировке алкоголя, некоторые торговые сети и оптовики оттягивали тестирование систем, надеясь, что маркировка не будет обязательной. «Это была большая ошибка. Из-за этого мы до сих пор испытываем затруднения в общении с некоторыми контрагентами. Особенно много сложностей при передаче информации о товаре от производителя к дистрибьюторам. Многим из них приходится в авральном порядке заказывать системы маркировки — лишь бы иметь возможность работать в этом сегменте», — говорит он.

«Компании все разные. Но по нашим наблюдениям, активно заниматься маркировкой большинство из них начинают к концу тестового срока. А поскольку для запуска программы приходится менять информационные системы, быстро перейти на новые рельсы удается только тем фирмам, где высок уровень автоматизации. Остальные попадают в неловкое положение», — констатирует руководитель направления автоматизации торговли компании «1C» Валерия Молоканова. Между тем, по ее словам, внедрение системы маркировки открывает перед бизнесом новые возможности — он может подключать новые сервисы, выходить на новые торговые площадки, запускать новые продукты. «Нынешние проекты маркировки очень сильно перекликаются с учетными процессами. Их внедрение требует государственного мышления, поскольку затрагивает сферы деятельности компании, на которые раньше не хватало времени и бюджетов. В этом смысле маркировка — повод для совершенствования и построения новой системы бизнеса. Просто делать все надо разумно, а не в последний момент», — говорит она.

Готовь сани летом

Трудности, с которыми в процессе подготовки к маркировке приходится сталкиваться ретейлу и производителям, очень разные. Директор по инновациям Zenden Group Евгений Шляпин рассказал, что его компании, например, пришлось менять всю логистику. «Наша обувь идет в Россию в том числе из одной большой соседней страны. К нам она должна попадать уже промаркированная. Но в процессе тестирования системы мы поняли, что запустить маркировку при существующей логистике не сможем. И мы ее, к большому удивлению директора по логистике, поменяли. Хорошо, что у нас было на это время», — рассказал он.

IT-директор компании «Алеф» (продажа шуб) Сергей Якушев рассказал, что производителям и продавцам его товарной группы, которые волей судеб оказались первопроходцами в теме маркировке, приходилось обращаться за кодами на завод «Гознак» в Перми и ждать заказы от 2 недель до 3 месяцев. А чтобы ввести товар в Россию, приходилось получать особое разрешение ФСБ на вывоз марок за границу (маркировать шубы приходилось за пределами России). «Опять же, раньше большая роль в маркировке отводилась налоговой инспекции в связке с таможней. Из-за этого бывали такие ситуации: делаешь заказ на марки, а тебе отказывают из-за задолженности перед налоговой в размере 25 копеек. У нас была такая реальная ситуация. Сейчас контроль над процессом отдали сторонней компании ЦРПТ. Это исключает подобные накладки», — говорит он. Да и стоимость самих марок, по его словам, раньше составляла от 15 до 22 рублей за штуку, а сейчас — всего 50 копеек. «Тем, кто попал во «вторую волну» маркировки, сильно повезло», — резюмирует Сергей Якушев.

Ничего себе повезло!

Сами дебютанты процесса так не считают. Иван Волков, представитель ГК «Век живи», в которую входит аптечная сеть и производство фармацевтических препаратов, посетовал, что сейчас маркировка — это сплошное «пространство незнания». «Мы ведем работу с несколькими интеграторами. Но даже они не могут корректно подсказать, что и как делать. На рынке нет опыта, на который мы могли бы опереться. До всего приходится доходить самостоятельно. Сам процесс тоже недостаточно описан. ЦРПТ дает комплексные документы, где есть алгоритм, но складывается впечатление, что из нас просто выкачивают деньги», — говорит он.

Сергей Усик из «Абрау-Дюрсо» посоветовал ему посмотреть решения коллег по рынку, а также решения из других отраслей, а потом попытаться «натянуть их на себя». «Мы делали индивидуальные технические решения для каждого из трех своих заводов. А потом общались с коллегами-виноделами в Краснодарском крае, в других регионах России. Каждый из них в вопросе маркировки шел своим путем. Нет ни одной похожей истории. И универсальных решений тоже нет», — говорит он.«Многие относятся к процессу маркировки в следующей логике: не сделали раньше, и переделывать не пришлось».

Возможно, небольшим отраслевым компаниям эта стратегия подходит — им проще взять наработанные другими рекомендации. Но компаниям средней руки советую черпать знания с рынка самостоятельно. "Любую технологию все равно придется подгонять под себя. И жизнь показывает, что глаза боятся, а руки делают», — добавляет зам IT-директора по проектам автоматизации «Стокманн» Юрий Литвенчук.

Директор департамента технологического развития компании «Адамас» (ювелирная продукция) Станислав Мелингер в свою очередь поделился беспокойством из-за того, что ювелирная продукция заходит в проект маркировки несколько в другой логике, чем другие товары. «У меня была надежда, что мы сможем воспользоваться опытом предыдущих участников программы. Но маркировку в нашей отрасли курируют Гознак и Минфин, а не ЦРПТ. Есть ощущение, что мы идем другим путем. Особое положение, с одной стороны, вселяет надежду, с другой — очень беспокоит», — говорит он.

«Действительно, разные товарные группы блуждают между разными министерствами. Где-то решения принимает Минпромторг, где-то — Минфин и ФТС. И у каждого министерства в этом процессе свои цели, которые не всегда совпадают. Поэтому согласования происходят долго», — говорит Евгений Шляпин из Zenden Group.

Он добавил, что раньше вопросы маркировки развивались быстрее, поскольку перечень товарных групп был ограничен. «Но, когда в список включили еще десяток товаров, решения и согласования стали буксовать. Некоторые вопросы решаются месяцами. Не потому что кто-то не хочет, а просто из-за масштаба процесса, тем более что у каждой товарной группы есть свои тонкости, которые надо учитывать», — отмечает он. Бизнесу в этой ситуации приходится самому искать и анализировать информацию, пропускать через сито разные технологии, выбирая подходящую. «Начинать все это надо было вчера, понимая, что тема сразу не взлетит. А мне до сих пор встречаются компании, где руководители и не слышали, что такое маркировка. Они в группе риска», — уверен Евгений Шляпин.

Привет от конкурентов

Сложности с маркировкой некоторые участники рынка связывают с усилившейся рыночной конкуренцией. «Я убежден, что маркировка — это инструмент борьбы за рынок. Это не государственная затея, по большому счету, а затея крупного бизнеса, который ее пролоббировал. Никто не будет вам ничего разжевывать и класть в рот. Ведь маркировка нацелена на то, чтобы выдавить с рынка мелкий и средний бизнес», — говорит Сергей Якушев из «Алефа».

«Я с такой постановкой вопроса не согласен. Мы — лидеры на рынке вин. И нам эта маркировка даром не нужна для увеличения рыночной доли. Для нас маркировка — это дополнительные расходы и головная боль, как и для многих других. Но мы вынуждены были через нее пройти, поскольку этого требовал закон», — заявил Сергей Усик из «Абрау-Дюрсо».

«Не исключаю, что выдавливание небольших компаний с рынка — одна из целей маркировки. Но на табачном рынке в этом есть определенная логика. Когда в продаже появляется продукция, которая условно стоит 59 рублей, хотя акциз на нее составляет 50 рублей, никакой маркетинг не поможет добросовестным производителям с ней конкурировать. Только маркировка может решить эту проблему», — считает представитель табачной компании «Бритиш Американ Табако» Дарья Гришина. Как бы там ни было, участники рынка сошлись во мнении, что к маркировке надо относиться серьезно. «Государство делает правильные вещи. Маркировка неизбежна. И лучшее, что в этой ситуации может сделать бизнес, — быстро подготовиться к переменам и не сопротивляться», — заключил Сергей Якушев. Сообщает «MarketMedia»

Выбор редактора:

Просмотров: 682
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter